Category: армия

История от дорожного полицейского из Миннесоты




Как–то раз я остановил пожилую даму за превышение скорости на трассе 210, на 197 миле, сразу к востоку от города МакГрегор, Миннесота.

Попросил предъявить права, регистрацию и страховку. Дама передала мне документы.

Я был несколько удивлён (учитывая её солидный возраст), обнаружив среди документов лицензию на скрытое ношение оружия, и спросил, вооружена ли она в данный момент.
Collapse )
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Байки Спецназа




Учебнaя рота, меcяц с нaчала cлужбы.

3. 00 – Кoманда: «Рота пoдъем! Тpевога!»

Через минуту oкончательно пpоснувшиеся сто человек со всем своим скарбом уже стоят на плацу, готовые покоpить cонную Евpопу...

Каждый боец пpедставлял собой увеcистый склад на нoжках: оpужие, бoезапас, вeщмешок, ОЗК, бpонежилет и т. д. и т. п. А уж на радиста и пyлеметчика вообще больно было cмотреть.

Все знают, что сейчас будет марш-бpосок тaкой длины, что и на aвтобусе ехать нyдновато... а тут бегом и пpимерно с той же cкоростью...

Рoтный:

— Товаpищи солдаты, довожу до вашего cведения две нoвости и обе хоpошие.


Collapse )

Рапорт



- Буер, обращаюсь к тебе как к комсоргу роты. Рядовой Харин подал рапорт, с просьбой отправить его в Афганистан, - закончил ротный.

- Раз хочет – пусть едет, - ответил я.

- Он едет туда не воевать, а чтобы погибнуть.

- Он это сам сказал?

- Нет, по глазам видно. Скорее всего его девушка бросила.

- Меня тоже бросила, но я в Афган не просился.

- Тебе двадцать четыре года, а ему восемнадцать. Для него каждое событие в диковинку. Он наверняка уверен, что такой любви у него больше не будет. Давай, спасай парня. Не хочу грех на душу брать.

- Хорошо, я поговорю.


Collapse )

Настоящий комбриг



Наш комбриг был личностью легендарной не только на Камчатской флотилии, но и на всем Тихоокеанском флоте. А то и всем Военно-морском. Звание адмирала он заслужил честно, в морях выходил, а не по паркету вышаркал. С лодочного лейтенанта начал, лодочным адмиралом закончил.

Он был высок, крепко сбит, громогласен, пучеглаз и усат. Дипломатии чужд, в решениях скор, но справедлив. Командиры лодок, эти гарнизонные небожители, особая каста в иерархии военного городка, его боготворили.
Распорядок дня его работы был своеобразен. Подъем в 10.00.Час на лыжах. Душ и подготовка к обеду, выражавшаяся в парочке рюмок коньяка. Обед и «адмиральский час».16.00 – работа в штабе.17.00 – прием вечернего доклада от командиров лодок и определение, у кого и в каком составе сегодня гуляют. 21.00 – 4.00 – гульня, причем обязательно с песнями.10.00 – подъем. И цикл начинался снова.

Конечно, он мог меняться в зависимости от обстоятельств, но ночная часть была почти нерушимой константой.
Он знал жизнь и людей.


Collapse )

Бей врага его же оружием!



В начале 20-го века американский химик Герберт Доу изобрел новый способ добычи брома электролизом, что позволило добывать и продавать бром по цене 36 центов за фунт. Это не понравилось немецким индустриалистам, которые на тот момент являлись монополистами по производстве брома, продавая его по цене 49 центов за фунт.

Желая обанкротить конкурента, немцы начали демпинговать продажу брома в США по убыточной для себя цене в 15 центов за фунт, зная что долго конкурировать по такой цене Доу не сможет.


Collapse )

Январь 1968 года.



Египет, потерпевший поражение в Шестидневной войне с Израилем, восстанавливает свою армию.
Объявлен тендер на закупку полевых военных радиостанций.
Поскольку сам Египет таких радиостанций не выпускал, приглашения участвовать в тендере были посланы крупнейшим мировым производителям, и, естественно, Министерству обороны СССР, поставлявшему в Египет львиную долю вооружений.
ние ">
На военной базе на краю Ливийской пустыни под навесом на столах потенциальные продавцы выставили свою продукцию. Американская «Моторола», голландский «Филипс», немецкие «Сименс», «Грюндиг», «Телефункен», японские «Шарп», «Панасоник», «Текникс»… Все сверкают хромированными молдингами и никелированными загогулинами, мигают жёлтыми, красными и зелёными лампочками. Среди них инопланетянином выделется советская радиостанция – металлический параллелепипед, крашеный в цвет хаки. По-моему, это была Р-107М. (КДПВ)


Collapse )

Дело было далеко от Родины в 80–х годах прошлого века...



СССР бряцал оружием по всему свету, обильно снабжая всех голодранцев мира, прочитавших Маркса. Мы тогда проходили службу в Латинской Америке. Служба как служба — обучай местных, не дай спиться своим. Нюанс был только один, но зато какой — москиты. Чем только не пытались мы от них защититься, обыкновенные репеленты, мази и даже вьетнамская «звёздочка» помогали мало. Самым популярным способом была верёвка. Не в том смысле, что верёвка, мыло и столб: из верёвки мы вязали сетку и надевали под майку. В результате комары просто не могли достать до тела своим хоботком. На голову, конечно, шапку пчеловода. Какой там нафиг враг, быстрей бы в казарму завернуться в десять простыней и хоть чуть–чуть отдохнуть от донорства. Вот вам смешно от такого вида бравых советских воинов на службе, а нам иначе было не выжить. Были, конечно, сетки везде, но спасали они мало. Особо продвинутые мазали все тело жирным слоем чего–нибудь от мази и машинного масла до банальной глины и поверьте никто над этим не смеялся.


Collapse )

Осень 1996 года. Военный санаторий в Партените, Крым.



Сказочный вид на Аю-Даг. Кроме отдыхающих военных, много и гражданских – видно, дали какую-то квоту для притока санаторию живых денег. У санатория прекрасный пляж, и не менее прекрасный крытый зимний бассейн с подогретой морской водой.

Из раздевалки к бассейну подошёл огромный мужик кавказского вида в синих плавках. Не человек, а ожившая Медведь-гора.

Грудь волосатая, живот волосатый, шея и спина волосатые, руки, ноги и даже тыльная сторона ладоней покрыты густой курчавой шерстью.


Collapse )

Войсковая разведка



На даче собралась задорная компания, человек сорок всего.
Это мой друг - старый КГБэшник, Юрий Тарасович, устраивал у себя ежегодный праздник жизни под девизом - «Слава Богу дров хватило дожить до лета» Женщины в беседке резали салаты и жарили мясо, а мужчины играли в волейбол и настраивали гитару.

Ближе к вечеру похолодало и все пошли в дом петь советские песни.

На улице осталась одна молодежь, в основном это были внуки Тарасыча – здоровые лбы пятнадцати, шестнадцати лет, но были ребята и помельче, дети гостей.
Все они целый день с нетерпением дожидались темноты, потому что запланировали большую войну: каждый сам за себя. Из оружия – пейнбольные ружья, а из защиты только маски.
И война началась. Взрослые боялись выйти из дома, они обступили открытые окна и, вглядываясь в полную темноту, старались подбадривать своих и комментировать происходящее.


Collapse )