Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Category:

Кивер

Рация громко захрипела в нагрудном кармане — видимо, поймала охранника расположенной неподалеку стройки. Я отключил её и пошел в сторону лотка с книгами. Неожиданно из-за моей спины вывернул милиционер в черной кожаной куртке и преградил мне дорогу. Куртка его почему-то была мокрая, несмотря на то, что дождь в этом районе кончился несколько часов назад и теперь светило солнце.

– Это у вас рация? — Без всякого приветствия и предисловия спросил он.

– У меня. — Ответил я и, повинуясь рефлексу, добавил, – А что?

– А что в рюкзаке? — Продленным эхом продолжил страж порядка.

– Книжка.

– Одна?

– Ну да.

– Покажите.

Конечно, я мог бы повыпендриваться, задать ему кучу вопросов, попросить предъявить служебное удостоверение, переписать в блокнот номер его жетона, но, вспомнив несколько известных историй о результатах препирательств с ментами, только негромко вздохнул, открыл рюкзак и протянул милиционеру сборник публицистических статей Умберто Эко «Полный назад!»
Милиционер несколько секунд молча смотрел на обложку, а потом задал вопрос, которого я не ждал:

– Почему восклицательный знак в названии?

– Э…

Всё-таки на ожидаемые, хотя бы в принципе ожидаемые вопросы отвечать значительно легче: проще выбрать из базы известных ответов, пусть и очень большой базы, чем сформировать некий совершенно новый…

– Ну…

– Пойдёмте со мной. — Сказал милиционер и вернул мне книгу.



Первым порывом было схватить её и дать дёру. Но как-то самому же это показалось странным и противоестественным, анекдотичным даже — убегать от милиционера.

– Пойдёмте.

Милиционер завел меня в огороженный металлическим забором хоздвор крытого продуктового рынка. Там стояло небольшое строение почти кубической формы без всяких вывесок и опознавательных знаков.

– Заходите.

Я вошёл.
За небольшим тамбуром находился как-то слишком по позднесоветски выглядящий кабинет: грубо покрашенные в цвет дизентерийного говна стены, неаккуратно скрученный стол из ДСП, жесткие «венские» стулья, на стене потертая карта мира на проглядывающей матерчатой основе, тусклая и бесполезная при проникающем сквозь грязное стекло окна дневном свете лампочка накаливания без плафона на потолке. А за столом сидел гусар. То есть, конечно, я не понял, кем был этот человек на самом деле, но на нем была надета ярко-зеленая с золотом гусарская форма, ментик свисал с одного плеча, а на столе стоял здоровенный кивер с двуглавым орлом.

– Здравствуйте, – сказал он, – Проходите, садитесь, что у вас?

– У него, – ответил за меня милиционер. — Книжка с восклицательным знаком.

Я отказывался верить в происходящее, но при этом отчетливо понимал, что не сплю и не брежу. То есть, плотность реальности, по ощущениям, была не меньше, чем, например, когда я покупал на этом самом крытом рынке картошку и помидоры.

– Покажите.

– Что? — Я отвлекся от своих мыслей и не понял, чего от меня хотят.

– Книжку покажите.

– И рация у него. Я не видел, но слышал, как в кармане хрюкает, – добавил мой сопровождающий.

– И рацию покажите.

Сначала я достал рацию. Когда клал её на стол, заметил, что там лежат сотовый телефон, свёрнутая пополам «Независимая газета» и какая-то книга в залапанной виниловой обложке, хотя, возможно, это был ежедневник. Потом я достал из рюкзака книгу.

– Надо же! Эко! — оживился гусар. — И зачем вам это?

– Простите, – при всей фантасмагоричности ситуации я не мог придумать ничего разумнее, чем всё-таки начать говорить с этим человеком. — А почему вас это интересует? Эта книга продается почти в любом книжном магазине Москвы. Мне она нужна, чтобы читать. Я люблю читать и люблю Эко. И не понимаю, в чем проблема.

Гусар взял книгу и ловким движением открыл её на статье о критике политкорректности.

– Хмхм… – Он покусал нижнюю губу и откинулся на спинку стула. — Скажите, в нашей стране и в нашем языке есть серьезная проблема с избытком политкорректности по американскому типу? Например, с называнием негров неграми или афроамериканцами? Может быть, у нас огромная негритянская община? Или наши дворники требуют называть их экологическими операторами?

– Послушайте, что здесь происходит? — Это я спросил голосом севшим от чувства, близкого к ужасу, потому что моя реальность с каждой секундой все больше превращалась в театр абсурда, оставаясь при этом моей реальностью — с нормальным ощущением времени, с воздухом, которым я дышал, с нормальной цветопередачей и тактильными ощущениями.

– Знаете, – гусар укоризненно покачал головой, – Мне даже неудобно вам, взрослому и наверняка образованному человеку говорить эту избитую киношно-литературную фразу. Но вы сами меня вынудили, так что извините… ВОПРОСЫ ЗДЕСЬ ЗАДАЮ Я.

Последнее он сказал твердо, тоном, не допускающим возражений и сулящим возмездие в случае, если собеседник осмелится всё-таки возражать.

Я молчал.

– Хорошо. Задам другой вопрос. Вы итальянец?

– Нет! — Выпалил я в ответ так быстро, будто опасался и в самом деле стать итальянцем, если вдруг не успею.

– Отлично. А зачем вам критика правительства Берлускони и его партии? Разве партия Берлускони забила у нас своей пропагандой все общегосударственные телеканалы?

– Нет, но…

– Что — «но»?

– Но есть некие общие моменты, закономерности…

– То есть, вы признаете, что имели в виду не Италию и метили не в Берлускони, так? Зачем вам рация?

– Господи! Чёрт! — Реальность была невозможна и непобедима, она наваливалась на меня с таким напором, что я не успевал реагировать, не знал, как… – Чёрт побери! Рация — просто игрушка! Мы переговариваемся с подругой, когда находимся недалеко друг от друга.

– Но у вас ведь есть сотовый?

– Есть.

– А зачем рация? Она ведь будет работать, если сотовую связь отлючат, ведь так?

– Так…

– Смотрите, отпираться бесполезно. Берлускони, Италия — это всё метафоры. Мы прекрасно понимаем, кого вы имеете в виду и зачем. Рация вас выдает с головой. Кстати, почему вы не на работе?

– Но ведь меня…

– Дмитрич! — В кабинет заглянул милиционер, который, оказывается, выходил во время допроса. — Тут привезли.

– Спасибо, Ваня…

Гусар пододвинул мне книжку и рацию.

– Забирайте. И идите пока. Но учтите: всё, что вы делаете или хотя бы думаете делать — бесполезно. Всё. Я вас проинформировал. Если что — сами будете виноваты. Идите.

Я вышел. Во дворе стояли две фуры. Одна была оборудована под перевозку скота и битком набита грязными серыми овцами, которые почему-то не блеяли. Из кузова второй шустро выпрыгивали молодые люди и девушки в красных передничках с белыми косыми крестами, похожими на лопасти ветряных мельниц. Вокруг суетились два милиционера и ещё один зеленый гусар. Гусар был при сабле и в лосинах. Я тряхнул головой и пошел к метро. В произошедшее не хотелось верить, но оно было — и от осознания этого начинало тошнить.

«Чёрт побери, что на работе сказать? Кто поверит, что меня прихватили за книжку Эко? Что меня допрашивал ГУСАР?»

Меня всего колотило.

«Скажу, что проспал», – решил я.










Tags: рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • Цыплёнок Табака

    Впервые о цыпленке Табака мы узнали от дедушки.. Дедушка работал бухгалтером в горпо, и однажды его наградили путевкой в санаторий…

  • В четыре года я точно знала, что папа бывает...

    В четыре года я точно знала, что папа бывает только понарошку. Настоящих папов не бывает, просто некоторые дяди иногда помогают мамам детей…

  • Тесла. Эксперимент

    Третий месяц Леха колесил по улицам Москвы. Ему нравилось быть машиной. Мчаться по автострадам и развязкам столицы. Он возил пассажиров, которые…

  • Аптека за углом

    — Подожди, подожди, — вдруг сказала она. – Подожди. — Что такое? – он заглянул ей в глаза. — Ничего, ничего,…

  • Ирка и суп гороховый...

    В Германию Ирка переехала с родителями, этническими немцами. Всей семьей они переехали в Баварию из Томской области, Ирка поехала на неметчину уже…

  • Людоед

    Благими намерениями вымощена дорога в ад. Противоположности притягиваются, это доказано наукой, а судьба никогда не ошибается, и она выбрала…

  • Игрушка

    Оговорюсь сразу, я - мужик "под пятьдесят", всю сознательную жизнь топтал сапоги в геологоразведке, всего насмотрелся и многого натерпелся, меня…

  • Зачем здесь этот валежник

    Сдавать больных в кардиоблок днём никто не любил, поскольку днём их принимал сам заведующий отделением. — И что вы мне привезли? Вы вообще…

  • Дело случая

    Вот живём и думаем, мол де, глянь, дед старый, помрёт скоро, ой, чирей на заднице, всё, час до смерти остался, у моей бабки такое перед смертью…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments