Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Менее суток...

Я открыл глаза и понял, что неожиданно свихнулся, от такого можно было запросто: ажурные белые трусики, загорелые длинные ноги, моя рубашка... Все это мельтешило передо мной - туда-сюда. Немедленно закрыл глаза. Быстро стал прокручивать свое вчера: ага, вечер, вокзал,..... Так это же я ее сюда сам притащил! Шумно зашевелился, потянулся, давая ей понять, что я уже просыпаюсь. Открыл глаза.
Она отскочила к двери и выразительно показывала пальцем на плиту. Тут я услышал шипение и почувствовал запах кофе.
- Все таки убежал! - расстроено всплеснула она руками, - Вам бы еще минутку поспать, все было бы хорошо. Я вам кофе варила.
- Ты очень меня обяжешь, если теперь все здесь уберешь. Ясно? - я был зол: ни за что ее здесь не оставлю. Дам ей эту паршивую тысячу, пусть катится в свой Энск.
Она покорно кивнула и ушла в комнату. Я, не вставая с раскладушки, протянул руку и выключил газ. Пришлось полежать еще немного, чтобы прийти в себя. Я пока что не импотент. Но если она здесь останется еще на одну ночь - стану. Все, сегодня же ее отправлю и позвоню Ларисе. Не весть что, но преданно любит меня уже много лет. И что она во мне нашла? Куплю вина. Сделаем вечер с продолжением. Почему у Ларисы никогда не бывает таких чудесных трусиков? Н-да, что-то со мной начинает происходить, дедушке Фрейду работки бы хватило. Куплю Ларисе самые красивые трусики. Сам выберу, какие мне понравятся. Нет, я точно сбрендил! Потом она нафантазирует себе бог весть что, а я - расхлебывай... Ой, бабы, как вы меня достали! И суток еще не прошло, а крыша уже отчетливо едет. Какого черта я поплелся за ней в здание вокзала? Гнать, гнать в три шеи! И как можно скорее. Сейчас омлет сделаю, и сразу поедем.
Я встал, быстро натянул джинсы, собрал белье. Когда относил охапку в комнату, увидел: сидит, забившись в угол дивана, поджав ноги, натянув полы моей рубашки на колени.
- Иди вымой плиту. Надо завтрак приготовить. Поедем на вокзал, - я явно отдавал приказы.
Она тут же встала и молча пошла в кухню.

После того, как я умылся, почистил зубы, побрился, заглянул в кухню.
- А вы, когда побрились, еще симпатичнее - она сидела за столом, слегка наклонив голову, и улыбалась.
Осмелела!
- Прекращай кривляться, - почти зло парировал я. Улыбка тут же исчезла с ее лица.
Плита была вымыта до блеска. Открыл холодильник, достал яйца, муку, молоко, соль. Начал взбивать омлет. Вдруг она легонько отодвинула меня от стола, забрала миску:
- Сначала мука и только затем молоко и яйца. Иначе комочки будут.
Я сел на стул. Поймал себя на том, что наблюдаю за ее ловкими движениями с удовольствием. Через десять минут стол был накрыт.
Она быстро, с каким-то азартом, вымыла посуду. И мне это понравилось тоже. Сделала легкий макияж, переоделась в платье и, положив по-ученически руки на колени, села, ожидая своей участи.
- Ты не смотрела, во сколько поезд на Энск?
- Вечером, в восемь с чем-то.
- Значит так: сейчас мы поедем на рынок. Ты приготовишь обед, уберешь квартиру. За это я куплю тебе билет, - голос мой был жестким. Она молча кивнула.
Я ею любовался: она так изящно и кокетливо торговалась, что тающие продавцы-кавказцы уступали ей лучший товар по самой низкой цене. Взвешивали с верхом.
Кроме запланированной курицы и молодой картошки для гарнира, она набрала всяческой зелени и фруктов, а я почему-то решил купить бутылку вина. У меня было давно уже не приходящее ко мне, наверное, с той поры, как я узнал о директоре, ощущение "ожидания праздника". Я не стал себя за это упрекать мысленно, не стал отговаривать купить вино. Голова моя легко и приятно кружилась. Я заметил еще, что иногда, вдруг, глаза ее становились отсутствующими, и она, забыв про меня, словно пропадала, улетала мысленно куда-то. Не на вокзал ли?
Мы ехали по проспекту к дому:
- Ты как давно со своей подругой из Энска общалась?
- Это просто знакомая. Я у них гостила. Еще до замужества.
"Ясно - подумал я, - приедет, а там уже ни дома такого нет, ни улицы. Банк какой-нибудь или супермаркет построили. А знакомая укатила три года назад на острова Фиджи. Безалаберная и легкомысленная". Опять испортилось настроение.
- А муж? - она словно отодвинулась от меня, хотя даже не пошевелилась - Ясно. Не хочешь рассказывать, не надо.
Опять ехали какое-то время молча. Но меня распирало любопытство. Сегодня мне все хотелось о ней знать. Ну, если не все, то хотя бы частично. Я понимал, что не имею права даже и на эту частичность, - кто я для нее? - но знать мне было необходимо. И это желание было сильнее остальных.
- А этот, который "никто", откуда он?
Она совсем сникла, и я отругал себя: чего лезешь в душу? Сегодня она как будто успокоилась и повеселела, даже не плакала ни разу. Но мое любопытство оказалось сильнее, чем жалость. Узнал, что, читая русскоязычные журналы в киоске, она наткнулась на письмо, которое произвело на нее сильное впечатление. Написала ответ. Завязалась переписка. Рассказывала о том, что задыхалась там без привычного "своего" общения, без нашей душевности, и вообще, без русскости. Смешно было все это слушать, и в то же время стало обидно, и хотелось накричать на нее, и не только на нее, на них всех: чем, чем вы, дуры, думаете, когда туда так стремитесь? Но в голову вкралась другая мысль: вот Машка моя приедет и скажет в ответ на рассказ о моем приключении: "Какое у вас право нотации читать? Это вы, умные, сильные, гордые, правдолюбивые, - кем вы себя еще считаете? - позволили довести страну до такого состояния. Учитель и врач не могут накормить детей, пенсионеры роются мусорных баках, а проститутки чуть ли не героини нашего времени для девочек-подростков. Вы что-нибудь сделали, чтобы помешать? Вы на что-нибудь способны, кроме нотаций?!» Да, много чего она еще сможет сказать. И ответить ему будет нечего.
Настроение было испорчено окончательно.
Она оказалась довольно шустрой в домашних делах. Просто летала по квартире, отдавая мне распоряжения, и я не заметил, как оказался на "подхвате". Через минут сорок квартира сияла чистотой, нигде не было пыли, о которой я всегда говорил: "Пыль не деньги. Она никогда не заканчивается". Затем мы переместились на кухню. И я опять был подсобником: "Пожалуйста, помойте помидоры, лук, почистите чеснок. Картошку я сама почищу. Знаю, мужчины не любят это занятие".
Движения ее были быстрыми и легкими, почти профессионально кулинарными. Она споро колдовала над кастрюльками, сковородкой, в которых что-то урчало, дымилось и аппетитно пахло. Попутно строгала овощи, добавляя оливковое масло, капельку лимона. Иногда на секунду замирала, вспоминая что-то особенное, покусывая губу или ноготок указательного пальца. И снова либо открывала холодильник, либо вынимала из шкафчика разные специи.
Черт возьми, мне было приятно ей помогать. Я ужасно не люблю готовить и далек от всех этих кухонных заморочек. Но в тот момент я испытывал какое-то непонятное наслаждение. Похожее на то, которое приходит, когда танцуешь красивый танец с очень приятной тебе партнершей. Женщина на кухне - это, оказывается, очень эротичное зрелище Может, предложить ей немножко погостить?
Обед был готов. Она уже собралась накрывать на стол.
- Одевайся!
- Что, даже не покормите? - спросила она испуганно.
- Покормлю, но сначала поедем на вокзал. Заберем твою сумку из камеры хранения. Завтра понедельник. . Пройдешь регистрацию. А затем мы начнем искать номер телефона твоей знакомой.
Вот это меня понесло! Ни-ни, я не допускал всяких там мыслей. Мужских, так сказать. Мне просто хотелось сделать для нее что-нибудь хорошее. Да, мыслей не допускал. А может, все-таки где-то там далеко, в глубине, они все же были?
- Поедем сейчас. Потом, после вина, я за руль не сяду.
Она пошла в прихожую одеваться. Я, как истинный джентльмен, подал ей пальто.
Если бы мне рассказали вчера обо мне сегодняшнем, не поверил бы!
В камере хранения я оплатил за сверх использованные сутки, не обращая внимания на незлобивый выговор тетки, главной начальницы при багажных ячейках. Сумка оказалась небольших размеров. Я нес ее сам. Мы пошли к выходу, на стоянку и уже направлялись к машине, как вдруг услышали:
- Галя!
Обернулись. Молодой мужчина с перевязанной рукой и с несколькими наклейками пластыря на лице в упор смотрел на "мою" Галю. Она словно замерла, потом неуверенно сделала полшага к нему. Затем обернулась и растерянно смотрела на меня.
Остальное произошло, как в ускоренной киносъемке.
Она бросилась к нему, целовала его ссадины, гладила его волосы. А он виновато и счастливо улыбался, обнимая ее за плечи.
Вдруг она словно что-то вспомнила, обернулась, и мне показалось, что сейчас, вот-вот, она бросится ко мне, мы сядем в машину и уедем. Выражение счастья на ее лице сменилось растерянностью и отчаянием. И я увидел, насколько болезненная и мучительная борьба сейчас происходит в ней.
Сделал несколько шагов к ним и поставил на асфальт ее сумку.
- Он попал в аварию, когда ехал встречать меня - произнесла еле слышно.
Неожиданно обвила меня руками за шею, прижалась всем телом.
Теплая волна запаха её волос и кожи до сих пор в моей памяти. Мгновение, показавшееся мне вечностью.
Они удалялись. Он в одной руке нес сумку, другой, что была в бинтах, держал Галю за руку.
Она наверняка скоро забудет обо мне, и о том, что с ней произошло за последние сутки. Менее, чем сутки.
Потом я сидел в машине с работающим двигателем, и долго не трогался с места.
Вернувшись домой, увидел перчатки на тумбочке в прихожей - забыла. Значит вернется? Вряд ли....
Что это было? И было ли что-нибудь вообще?
Я сидел в прихожей и курил.
У меня кружилась голова от желания почувствовать тепло ее тела, нежность ее губ, неистовость ее рук. Меня безрассудно влекло к ней. Я понимал: мною руководила матушка-природа - гены, гормоны, инстинкты. Но это можно пережить, это пройдет.
Не мне она будет стелить на ночь постель, не меня ожидать. Ее тело будет замирать, изгибаться, сотрясаться дрожью в чужих руках, под напором не моей страсти из него будут рваться крики наслаждения! Ее больше никогда не будет в этой квартире, в этой кухне, в моей жизни.
Но разве дело в этом? Если бы дело было только в этом.
Обедать я не стал....


Tags: рассказ
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments