Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Задача: Сделать из г...на конфетку. Несъедобную, но за баксы

Середина девяностых годов. Мутное, зато веселое и свободное время. Молодость, ептить...

Где-то в районе экватора (это у студентов праздник такой, после пятой сессии бывает) я понял, что от одного слушания лекций про особенности проектирования микромодулей (кто-нибудь вообще помнит, что это такое?) и лабораторных вида "почини осциллограф 1971 года выпуска и измерь с помощью него хоть чего-нибудь" - толку мало.
И решил, что пора завязывать с легкими и приятными способами заработка (да-да, зарабатывать в 90-е было несложно. Когда-нибудь, может, напишу подробнее). Нужно заняться чем-нибудь по свому душевному желанию (=выбранной специальности).

На дворе середина девяностых. Работа по специальности - это в промышленности. А с работой в промышленности, мягко говоря, как-то грустно все. Вакансий нет и не намечается.
Приходилось использовать все возможности, что подворачивались под руку.

Как-то раз в наш институт впервые за историю его существования наведались американцы. Причем не послы-дипломаты всякие, атехнические преподы и технари из промышленности. С целью "установления партнерских отношений". Как к этому относиться стратегически, меня тогда как-то не волновало. А вот возможность посетить практически все заводы/фабрики в городе и окрестностях, кроме пары оборонных - пришлась очень кстати. Как мало-мальски знающий английский, я напросился к ним в переводчики. Бесплатно.

Одним из объектов нашего визита стал "завод прецизионного станкостроения". Делал он, как можно догадаться, станки с ЧПУ.



Механику наши умели делать неплохо. А вот с ЧПУ была засада. Советский вариант был представлен стойками на основе "Логика-Т". Помнит кто? Много-много сереньких таких коробочек, с пачку сигарет размером. Каждая - один логический элемент. (когда в программе пишете AND или NOT (ну или & или !=, где как) - вот логический элемент это и делает). При этом коробочке той нужно три напряжения питания, подаваемых в определенном порядке, и она еще и жутко греется. В общем, устарело еще лет за 20 до нашего визита.

Новые образцы комплектовались итальянскими стойками ЧПУ Olivetti. Поставка пятикоординатных ЧПУ в СССР была запрещена, но наши умудрялись закупать стойки втридорога через Швейцарию, чем весьма удивили законопослушных американцев.

Американцы-механики, среди которых была пара тоже от производителя станков с ЧПУ, весьма оживленно обсуждали всякие редукторы, траверсы и пневмоподвесы. Американцы-электронщики же, быстро оценив обстановку, вежливо махнули рукой: с "Логикой-Т" сотрудничать глупо, а для работы с Olivetti незачем переться в провинциальную Россию.

Заводу этому, мягко говоря, не повезло. Его основная площадка находилась чуть ли ни в центре города. Заводские площади, если их переделать под торгово-развлекательные, сулили доход, явно превышавший доход от продажи станков. Посему уже в середине 90-х началось выпиливание оборудования. В те времена были еще велики запасы в стране драгмета и цветмета, с черметом никто не возился, его тупо бросали на свалку прямо на краю заводского двора.

И вот, идя по коридору с окнами, выходящими на заводской двор и свалку посреди него, один из американцев-механиков вдруг остановился, и стал что-то там на свалке в окно высматривать.
- Это ваше имущество? - попросил он меня перевести.
- Да. Только не имущество, а металлолом. Это свалка.
- Замечательно. Мы можем туда пройти?
Ишь, какой деликатный. Вон, работяги возятся там безо всяких вопросов, выдирая остатки медных проводов из остовов свежевыпиленного технологического оборудования.
- Конечно. Но что там делать?

Часть свалки была совсем новой. Часть - старой, где груды непонятного чермета заросли высоким бурьяном. Американец, инженер-механик, доктор философии, ведущий конструктор швейцарско-американской станкостроительной компании и приглашенный преподаватель универа, без зазрения совести полез в этот самый бурьян.
Облазил-обсмотрел это "нечто" со всех сторон, нисколько не смущаясь репьями на идеально выглаженном деловом костюме. И жаловался, что не захватил с собой штангенциркуль.
- Давно это здесь лежит? - спросил он местных работяг через меня-переводчика.
При этом он показывал на какую-то большую загадочную чугунную хрень.
- Сто лет уже - отвечали работяги-добытчики меди - ну, может, не сто, а тридцать - всяко.

Дальнейшее вызвало шок у всех присутствующих культурный шок. Особенно у добытчиков цветмета, за который они купят максимум трехлитровый баллон дрянного пива.
- Я могу это у Вас купить? Выпишу чек на тысячу долларов, прямо сейчас.
- У нас тут ваши чеки не в ходу - подсказываю я.
- No Problems. Даю тысячу долларов наличными, прямо сейчас.
Договор был подписан прямо возле заводской свалки. Благо все заводское начальство - тоже американцев сопровождало.
Через полчаса чугунная рама была краном извлечена из бурьяна, очищена от грязи и паутины, и помещена в пустой выпиленный цех, который скоро станет магазином секонд-хенда.

Американец снова подозвал меня.
- Есть еще одна проблема. Сможешь помочь? Даю еще тысячу долларов наличными.
В середине 90-х голодные студенты от таких предложений не отказываются. Стипендию задерживали месяца на три, кто забыл. Да и сейчас, наверно, не откажутся.
- Что нужно сделать?
- Видишь ли, эту станину нам нужно перевезти в США. Но импорт металлолома в США запрещен. Посему нужно за две недели, пока мы не уехали, сделать, чтобы станина выглядела, как новый станок с ЧПУ. Сделанный вашим "заводом прецизионного станкостроения".
Тут, как бы потенциальная "штука баксов" не грела душу, я вынужден был отказаться.
- Боюсь, что я не смогу с нуля за две недели спроектировать, изготовить и испытать станок с ЧПУ. Даже с помощью заводских коллег. И даже за тысячу долларов.
- Нам не нужен станок. Станки мы умеем делать куда лучше вас. Нам нужно, чтобы это ВЫГЛЯДЕЛО как станок. Берешься?
- Раз так - конечно, берусь.
- Хорошо. Вот контракт. Прочитай и подпиши. Половина вперед, половина по окончанию работ.
Вот так, в заводском дворе возле свалки, я подписал свой первый в жизни настоящий контракт. Состоящий из одного листочка бумаги, написанного американцем от руки на папке с документами.
- Только станину не трогать! Не сверлить, не пилить! Скотчем и проволокой приматывайте все. Потом все равно это разбирать и выбрасывать.

Вдвоем с сокурсником мы взялись за работу. Материалы для нее имелись на заводской свалке в изобилии и бесплатно. Краски и прочая - покупались за копейки центы у работяг, делающих ремонт в будущем магазине секондхенда. Не было на свалке только медьсодержащих кабелей и моторов, но за десять баксов работяги могли вытащить любой кабель и мотор с завода, на какой пальцем покажем. Хоть с работающего оборудования. До кучи притащили ящик какой-то техдокументации в папках, один фиг она на русском и никто переводить не будет.

Через неделю американец приехал смотреть на результаты. Результаты его не порадовали.
- Чему вас тут вообще учат? Смотри, что должно быть в станке...
Нам была прочитана двухчасовая лекция на тему "что в станках с ЧПУ зачем, почему и как". Которая была, пожалуй. более полезна, чем курс на целый семестр в родном институте, на базе "Логики-Т" и микромодулей.

Через две недели замечания были устранены. Готовый "станок", сверкающий свежей краской, был заколочен фанерными листами, помещен в контейнер и погружен на КамАЗ с ленинградскими номерами, тут же уехавший в направлении грузового порта.

Только после этого американец согласился ответить на вопрос, мучивший меня с самого начала:
- Зачем вам эта железяка?
- Ну, раз вас тут ничему не учат... слушай, если интересно. Чтобы сделать высокоточный станок, нужна для начала высокоточная станина. Просто отлить станину из особого материала - мало. Со временем она начнет давать "усадку", деформироваться. Медленно, на микроны... но мы же и станок делаем на десятки лет работы и с микронной точностью. Посему эти напряжения из материала нужно убрать, для того - станину "состарить". Самый лучший способ - бросить ее под открытым небом лет на двадцать. Чугун этой марки не ржавеет. Тут и термоциклирование, и увлажнение, и неравномерный нагрев - и все бесплатно. Но! Двадцать лет - это очень долго. Стало быть, делаем принудительное термоциклирование и прочее, в климатических камерах. Из-за этого станина стоит сотни тысяч столь любимых вами долларов. А здесь я нашел станину, которая уже провалялась на свалке долго-долго. Из нее мы сможем сделать высокопрецизионный станок ценой в много миллионов долларов. А затраты наши на станину, включая твои труды неумелые, не превысили и десяти тысяч.

Такое отношение американца меня несколько покоробило. О чем я тут же и заявил возмущенно.
- А как ты хотел? Ты ж вообще ничего толком не умеешь. Даже на макете узлы неправильно расположил. Я б тебя в подмастерья взял, подай-принеси. Смотри, учись, работай! Научишься - тогда с тобой уважаемые люди будут за руку здороваться. А пока что - не обижайся, я тебе правду говорю. Да и не один ты тут такой. Если работники СТАНКОСТРОИТЕЛЬНОГО завода не знают цену такой "железяке", а воруют обрезки проводов копеечные - грош цена тем работничкам вместе с заводом, и начальством его.

Естественно, мы (студенты) облазили все прочие заводские свалки в городе и окрестностях. Но больше ничего подходящего для американцев не нашлось. Готовое же оборудование их почему-то не интересовало. Смотрели и улыбались; наверно, молодость вспоминали.

На прощание ведущий конструктор американо-швейцарской станкостроительной компании, посетивший уже за свою поездку всю окрестную промышленность, сказал мне:
- Делать вам самим серьезную промышленную электронику - бесполезно. В механообработке возможности есть, а электронику - БЕС-ПО-ЛЕЗ-НО. Научись хотя бы грамотно использовать то, что другие делают.

После того случая я несколько изменил направление своей профессиональной подготовки и деятельности. Из электроника стал автоматчиком. (хотя и числюсь вот прямо сейчас - инженером-электроником).

Прошло много лет. Возможности механообработки были успешно утрачены вслед за электроникой. Завод прецизионного станкостроения в очередной кризис-2008 окончательно стал торгово-офисным центром. На месте заводской свалки - так и осталась свалка, только ничего металлического там уже не найти. Исчезла и компания Olivetti. Институт переименовали в университет, сперва технический, а затем и в обычный. Американо-швейцарская станкостроительная компания делает станки и по сей день.

Наверно, и та самая станина со свалки до сих пор работает в какой-нибудь там Пенсильвании. Или в Кельне. А может, и в Шанхае...







Tags: истории из жизни, рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • Цыплёнок Табака

    Впервые о цыпленке Табака мы узнали от дедушки.. Дедушка работал бухгалтером в горпо, и однажды его наградили путевкой в санаторий…

  • В четыре года я точно знала, что папа бывает...

    В четыре года я точно знала, что папа бывает только понарошку. Настоящих папов не бывает, просто некоторые дяди иногда помогают мамам детей…

  • Тесла. Эксперимент

    Третий месяц Леха колесил по улицам Москвы. Ему нравилось быть машиной. Мчаться по автострадам и развязкам столицы. Он возил пассажиров, которые…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments