Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Category:

Дефект

В седьмом классе появился новенький. И сразу попался на крючок издевок своих новых одноклассников.
– Привет!
– Пьивет!
– Ты новенький?
– Новенький.
– А как тебя зовут?
– Гена.
– А фамилия?
– Таясов.
– Таясов?
– Да нет, не Таясов, а – Таясов. От имени Таяс. Как в повести Гоголя «Таяс Бульба».
– А из какой ты школы к нам перешел?
– Из тьиста тьинадцатой.

С первого дня Гену Тарасова одноклассники стали звать Таясовым. Дразнили не злобно, так только, для смеха подразнивали. Тарасов оказался парнем необидчивым, вполне компанейским, на дразнилки не обижался, и с ним вскоре стали все дружить.
А среди зубоскалов особо выделился Борис Пряников. Ему талантливее других удавалось изображать дефект речи Тарасова. Ребята то и дело его просили показать, как Гена отвечал на каком-нибудь уроке или пел песню, и тот охотно устраивал концерт:
В суёвый бой идет ледовая дьюжина,
Мы веим мужеству отчаянных пайней!
В хоккей игьяют настоящие мужчины,
Тьюс не игьяет в хоккей.



Или:
Моёз и солнце, день чудесный!
Еще ты дьемлешь, дьюг пьелестный –
Поя, кьясавица, пьоснись!..
Или еще что-нибудь в этом роде смешное.
Постепенно ребята привыкли к тому, как произносит слова Гена, и уже не обращали внимания на его картавость. И только Пряникову постоянно хотелось в очередной раз высмеять тарасовский дефект речи. Он даже нарочно стал подбирать такие слова, которые в исполнении Гены превращались в неприличность.
– Гена, скажи: «ребята». Гена, скажи: «коробка». Гена, скажи: «хурма».
Гена простодушно произносил слова, все кругом потешались, а он смеялся вместе со всеми.
Плавают, допустим, на лодке по озеру, Пряников нарочно подначивает:
– Гена, крикни: «Ребята, гребите сюда!»
И Тарасов послушно на всю округу кричал фразу, в его устах получавшуюся непечатной.
Наконец всем это надоело.
– Слушай, Пряников, отстань ты от Генки. Хороший он парень, а ты его дразнишь и дразнишь.
– Дьязнишь и дьязнишь, – зубоскалил Боря. – Ладно уж, прекращу я вашего Таясова передразнивать.
Наступило лето, ребята разъехались кто в лагерь, кто в деревню, кто на дачу. Пряников отдыхал на даче и теперь там пользовался успехом у местной ребятни, рассказывая им, как Тарасов отвечает на уроке:
– Дьевняя Юсь была очень кьепким сьедневековым госудайством.
Или как тот в войнушку играет и кричит:
– За мной, товайищи! Уя! Юки ввейх!
То и дело дачные просили его:
– Пряник, скажи еще что-нибудь, как ваш Тарасов произносит.
И он незамедлительно веселил их:
– Яссийская Советская Федеятивная Социалистическая Еспублика была обьязована в езультате Октябыйской Еволюции.
Ему это так нравилось, что постепенно он в большей мере стал говорить по-тарасовски, нежели нормально, со звуком «р». Родители его ругали:
– Боря! Прекрати картавить! Как только самому не надоело!
Кончились летние каникулы. 1 сентября ребята снова пошли в школу. Тарасов так и сиял. Оказывается, всё лето он ходил на уроки к логопеду, и тот полностью устранил его речевой дефект. Пряников не первым узнал об этом, а когда узнал, случилось нечто совсем невероятное.
– Пьивет, Таясов! – сказал он Гене.
– Привет, Пряников! – весело отозвался тот.
– Не понял… Ты что, научился пьявильно говоить?
– Научился, как видишь. Так что хватит надо мной издеваться.
– А ну-ка скажи…
И Пряников хотел сказать: «коробка», а получилось так, как это слово прежде произносил Тарасов.
– Коробка, – сказал Гена.
– Ну пьосто чудо пьиёды! – сказал Пряников. И тут его охватил ужас. Ведь он хотел сказать: «Ну просто чудо природы!», а у него не получалось произнести звук «р».
– Ты чо, Пряник? Хватит придуряться! – сказали ему ребята.
Он аж язык прикусил.
– Вот так-то, бьят, – рассказывал он мне эту историю спустя много лет. – С тех пой Таясов стал ноймально слова пьяизносить, а я стал кайтавить. От этого даже пьишлось в дьюгую школу пеейти.
– А там над тобой издевались?
– Пьедставь себе, нет!
– А что же ты не обратился к тому же логопеду, который Тарасова вылечил?
– Да я обьящался, но только всё без толку, – сокрушенно махнул рукой Пряников. – Чудеса какие-то! И потом я у кого только не пытался лечиться. Денег убухал кучу, особенно когда стал хоёшо заябатывать. Вьёде бы вот-вот вейнется ко мне ноймальное пьёизношение, на языке его чувствую, а ничего, однако, не выходит! И что интеесно: однажды я был в Псково-Печейском монастые и исповедовался монаху об этом своем гьехе и несчастье. А он мне говоит: «Всё потому, что ты до сих пой так и не пожалел Таясова, когда над ним издевался». И вское после той исповеди я что-то вспомнил школьные годы, и мне стало очень жаль Таясова. И повеишь ли? На несколько минут вейнулось ноймальное пьёизношение. Но только на несколько минут. А потом опять.
– А с Тарасовым с тех школьных лет доводилось еще встречаться?
– Однажды на улице его увидел и на дьюгую стоёну улицы пеешел, чтоб не встьечаться.
– А зря. Может, тебе надо было у него прощения попросить.
– Я уже потом об этом подумал. Недавно стал искать его. Захотел сказать: «Пьёсти меня, Гена!» Нашел. Да только выяснилось, что он в пьёшлом году скончался. От яка кьёви.
– Вот беда-то!
– Видно, мне тепей до конца жизни носить его дефект. Как кьест…

©Александр Сегень








Tags: рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • Цыплёнок Табака

    Впервые о цыпленке Табака мы узнали от дедушки.. Дедушка работал бухгалтером в горпо, и однажды его наградили путевкой в санаторий…

  • В четыре года я точно знала, что папа бывает...

    В четыре года я точно знала, что папа бывает только понарошку. Настоящих папов не бывает, просто некоторые дяди иногда помогают мамам детей…

  • Тесла. Эксперимент

    Третий месяц Леха колесил по улицам Москвы. Ему нравилось быть машиной. Мчаться по автострадам и развязкам столицы. Он возил пассажиров, которые…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment