Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Прикладная теория относительности

Была пятница.
Что было хорошо.
Но тринадцатое число.
Что, конечно, было гораздо хуже, чтобы не сказать - совсем нехорошо.
И как бы множило на «ноль» первое «хорошо».
Рабочий день уже закончился. Что, казалось бы, должно было внушить обоснованный подъём настроения и любовь к жизни на ближайшие два дня.
Но ни черта не было этого в душе Олега Ивановича Быкова, сорокапятилетнего финансового директора фирмы «Трансмашпроект».
Как пишут в незамысловатых бульварных романах, на душе его скреблись, или скребли?, Бог его знает, как правильно, кошки.

Олегу Ивановичу даже вспомнились слова песенки из какого-то старого детского фильма - На душе скребутся кошки, кто сумеет вам помочь, кто прогонит кошек прочь?
А кошек было много.
«Достали» субподрядчики. Из-за чего под угрозой срыва был срок сдачи двух серьёзных объектов. Не успеют - будут штрафные санкции.
Финансовые. А это уже - в чистом виде его парафия, забота и обязанность.
Хотя, если по большому счёту, тут, по-хорошему, должен был себя показать их юридический департамент.
Но - слабаки они. Да, слабаки. Беззубые.
И начальник их, Ерофеев, демагог еще тот. На словах - герой, а в деле - тряпка. Придётся самому отдуваться, скорее всего.
Если честно, финансовые показатели первого квартала, конечно, не ахти.
А что ты можешь сделать? Если в стране такое.
Ставки кредитования в банках выросли, курс упал как никогда, заказов стало намного меньше.
Кстати, из-за того, что курс упал, придется, похоже, отложить замену машины на новую модель. А ведь планировал к майским праздникам себя порадовать. Обидно.
Да и в отпуск надо вносить коррективы.
Англию с Шотландией, как планировалось, как хотелось, они уже не «потянут». Эх… А такой маршрут был чудесный: Лондон, Оксфорд, Кембридж, Ливерпуль, Глазго, Эдинбург, остров Скай, замки, озёра.
В том числе и знаменитое Лох-Несское. Может, удалось бы таки увидеть ящера. Хоть кусочек хвоста, или головку. Нет, не ту, а ту, которая на длинной шее.
Придётся, пожалуй, умерить аппетит - поедут, наверное, в Голландию.
Или Италию. Хотя к Италии у него душа не лежит. Уж больно итальянцы громкие да импульсивные.
Но что поделаешь - как говорится, по одёжке протягивай ножки.
Олег Иванович сложил бумаги в портфель - решил в выходные всё-таки еще посидеть над ними, «покрутить» варианты.
Вышел в приёмную - с досадой и упрёком посмотрел на уже пустующий стол Маринки, секретарши.
Её месячные - как последняя капля.
Прямо какая-то полоса невезения.



…Дома всё было как обычно.
Жена сидела за компьютером. Играла в свою любимую «косынку».
Олег Иванович жену согнал, сам сел - посмотреть последние новости. Супруга было попыталась что-то побурчать, но Олег Иванович поползновения пресёк в зародыше, - Рот закрой!
Жена уползла на балкон.
Последнее, что услышал Олег Иванович, было, - Ну, пока ты за компьютером сидишь, я трусы сниму!
- Зачем? - искренне удивился Олег Иванович. Но потом до него дошло, что речь шла о выстиранном белье, висевшем на балконе.
- «Живой» анекдот, - усмехнулся Олег Иванович и опять уткнулся в новостную ленту.
Новости были традиционны: война с, война в, санкции к, очередной пустопорожний международный саммит, землетрясение, сход лавины, извержение вулкана, куча утопленников-мигрантов из Африки.
На фоне этих новостей настроение Олега Ивановича даже чуть поднялось: по сравнению с этими событиями, дела у него были всё-таки получше.
А там, глядишь, и финансовые проблемы фирмы поправятся, не может же быть всё время чёрная полоса. Ну, а проблема с месячными стопроцентно во вторник-среду закроется сама собой.
- Точно, что закроется, - усмехнулся он.
Повеселевший Олег Иванович встал из-за компьютера.
Взгляд его вдруг упал на журнальный столик, на котором что-то было не так, как обычно. Он подошёл ближе.
На столике лежал распечатанный почтовый конверт.
- Это еще что? – недовольно спросил Олег Иванович у жены.
- Подруга детства письмо прислала, - ответила супруга, - Я тебе как-то рассказывала за неё, да ты, наверняка, забыл. В детстве жили мы в селе домами друг напротив друга. Когда их семья заселилась, наши пацаны эту девочку сразу начали дразнить и обижать
Почему? Она глухонемая была. Ну, как - глухонемая? Что-то слышала, что-то говорила. Плохо, конечно, нечленораздельно. Как-то получилось, что я стала её жалеть, защищать. Она ко мне и привязалась. Будто сестра была мне. Хотя виделись мы не так уж часто. Учиться её отдали в специнтернат, в город.
А дальше что? Кончила я школу, и уехала. А она там так и осталась. Жизнь не сложилась. Сам понимаешь, как она могла сложиться?
Раньше созванивались, теперь - совсем редко. Вот, письмо прислала. Про своё житьё-бытьё.
Да ты почитай! Хоть узнаешь, как обычные люди живут. Вернее - выживают.
Быков с неохотой, почему-то даже с опаской взял конверт, достал письмо. Написанное чётким, разборчивым, почти каллиграфическим почерком на двух вырванных из ученической тетрадки листиках.
Начал читать.

…А я с мужем обвенчалась и живу, как положено, по-церковному. А по другому жить ведь нельзя и невозможно. Невенчанные пары долго не живут - или развод, или трагедия в семье. Уж насмотрелась на это.

…Я хожу в храм часто и читаю жития святых. И ведь всё они давно уже написали, что будет с нами. Мы дожили до конца света, осталось только пожинать плоды. Я думаю, что ты тоже это видишь.

…Живем мы небогато, но и не бедствуем. Хватает. Огород, конечно, выручает очень. Картошка, морковка, лук, капуста - это всё своё. А что нам еще нужно? Не голодаем - и слава Богу.

…Главное, что у нас - спокойно. По сравнению с тем, что по телевизору у вас показывают. Правда, мне снился сон, что у нас здесь война - с татарами и немцами, много раз снилось, и я поняла, что война будет. Но я верю, нет - знаю, что Божья матерь, Пресвятая Богородица нас обязательно спасёт.

…И тебя, родная, славная моя, часто вспоминаю. Дай Бог тебе здоровья и всего остального. Как ты меня тогда защищала! Столько лет прошло, а помню - будто вчера было.

Со смешанным странным чувством, будто он сделал что-то непотребное или неприличное, из-за чего теперь неловко и стыдно, Быков начал засовывать письмо обратно в конверт. Письмо «не лезло», что-то ему мешало.
Быков заглянул в конверт. Там лежала маленькая открытка. Согнутая пополам, она была причиной того, что письмо не хотело возвращаться на своё место.
Быков достал открытку.
На её лицевой стороне с изображением краснощёкого бутуза, охватившего пухлыми ручонками огромного рыжего плюшевого мишку, было всего три слова.

Хочу тебя обнять…


© Шева







Tags: рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • Цыплёнок Табака

    Впервые о цыпленке Табака мы узнали от дедушки.. Дедушка работал бухгалтером в горпо, и однажды его наградили путевкой в санаторий…

  • В четыре года я точно знала, что папа бывает...

    В четыре года я точно знала, что папа бывает только понарошку. Настоящих папов не бывает, просто некоторые дяди иногда помогают мамам детей…

  • Тесла. Эксперимент

    Третий месяц Леха колесил по улицам Москвы. Ему нравилось быть машиной. Мчаться по автострадам и развязкам столицы. Он возил пассажиров, которые…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments