Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

День дурака

Идея, показавшаяся на тот момент гениальной, посетила меня как раз перед наступавшим завтра первым апреля. Я скучал около цеховой «инструменталки», ожидая «ненадолго отлучившуюся» кладовщицу, и, от нечего делать, водил взглядом по доске объявлений. Там и увидел свеженький приказ по заводу, сиротливо притулившийся между пожелтевшим прошлогодним графиком отпусков и листом с поздравлениями работниц цеха с Международным женским днём, которое уже почти месяц никто не удосужился снять. И тут же в голове что-то щёлкнуло, а подсознание выдало едва слышную фразу «Эврика!»

На самом деле, подшутить над кем-то на первое апреля, так, чтобы ужас и паника сменялись у жертвы розыгрыша весёлым смехом – было моей давнишней мечтой. И даже были попытки её осуществить.

Помню, как-то поинтересовался у своей девушки на первое апреля, а что, мол, у тебя так попа поправилась. Первоначальная реакция была что надо. Недоумение, непонимание, испуг, но потом что-то в розыгрыше пошло не так. Когда я вдосталь насладился ситуацией, и сказал, что это шутка, попа красивая и, вообще-то, первое апреля по стране шагает, то, вместо довольного смеха, получил «Дурак» в свою сторону, и надутые в обиде губки. А через некоторое время и девушки у меня не стало. Не простила она мне того розыгрыша. Я, конечно, понял, что шутить с девушками – чревато, но мечта никуда не делась и напоминала о себе каждый раз, когда на улице начиналась весна.
В-общем, смотрел я на этот злополучный приказ, и в голове сама собой сложилась картинка большущей и жутко весёлой пакости, которую можно учинить над всеми работниками цеха скопом, и которая надолго останется в людской памяти. Мысленно плюнув на пропавшую где-то кладовщицу, я, опасливо оглядевшись, быстренько снял с доски листочек бумаги с напечатанным на нём официальным документом. И, стараясь не помять, спрятал его под широкий тёмно-синий халат, который мне, как механику цеха, был положен в качестве спецодежды.

На самом деле план был прост. Принеся, домой честно сворованный с доски объявлений нормативный документ, я думал быстренько набросать на компьютере свою версию текста, аккуратненько подменить ею текст исходника, отксерить то, что получилось, и вернуть уже свой мутировавший приказ на законное место его предка.

Вдохновление пришло, как только сел за клавиатуру и я самозабвенно начал набирать текст для фальшивого приказа.

«В связи с ожидаемым приездом на наше предприятие президента Российской Федерации В.В. Путина в рамках программы по модернизации отрасли ВПК…»



И нисколько ведь душой не покривил. Владимир Владимирович, меньше месяца назад избранный на свой второй президентский срок, и правда, что-то такое про военно-промышленный комплекс говорил. Впрочем, серьёзно рассчитывать, что глава государства почтит своим присутствием наш медвежий угол – очень большой оптимизм.

«…со всех работников, специалистов и руководителей предприятия на организацию визита будет единовременно удержано 45% общего заработка. С учеников и практикантов удержания производиться не будут…»

Я ещё раз взглянул на цифру и подумал, а не много ли я написал. Но, решив, что для первоапрельской шутки сгодится, оставил всё как есть. А чтобы снять излишнюю серьёзность момента вписал ещё кусочек.

«… Кроме того, всем работникам цехов, где будет проходить визит президента РФ, будут выданы комплекты спецодежды ярко-голубого цвета с розовыми вставками. Работник, получивший данный комплект, несёт полную материальную ответственность, за чистоту и отсутствие повреждений спецодежды.»

Ещё раз перечитал, добавил, где нужно официоза и отправил на печать. Для получения достоверной картины заводского ксерокса, всеми фибрами своей электронной души ненавидевшего белую бумагу, пришлось три раза пропустить получившуюся «фальшивку» через копировальный аппарат, стоявший в компьютерном салоне недалеко от моего дома. Зато получившийся результат меня порадовал, На сером фоне, смутно просматривались печать предприятия и размашистая подпись директора, зато грозные слова о взыскании денег с зарплаты читались вполне хорошо.

С утра, незаметно от окружающих, я прицепил «приказ» туда, где его собрат висел вчера, и постучался в окошко кладовщицы.
- Лидия Сановна, привет! Я тебя вчера не дождался, выдай сейчас на меня алмазный круг. – А подписывая бумаги, как бы между прочим, добавил. – Чёрт, опять кроссовки новые купить не получится, с этим приказом.
- А что случилось? – На лице женщины сразу отразилась крайняя степень заинтересованности.
- А ты что не читала? Он же неделю уже тут висит.

С этими словами я демонстративно снял с доски объявлений недавно повешенный документ и протянул его кладовщице. А потом, отвернувшись, довольно ухмыльнулся – за доставку информации в народ можно было не переживать, в цеху не было сплетницы большей, чем Лидия Александровна.

Как происходило вирусное распространение информации из «приказа» между работниками цеха, я пропустил. Пришлось отлучиться в отдел сбыта и там почувствовать на себе День Дурака в полной мере. У них всегда этот праздник. В их извращённом понимании. То есть, они умные – ты дурак.

Возвращаясь в цех через два часа с насухо высушенными мозгами и упаковкой подшипников, с невероятными усилиями вырванными у снабженцев, ещё на подходе я почувствовал неладное. Было тихо. Нонсенс. Механообрабатывающий цех, в котором установлены шестьдесят с лишним одних только прессов никак не может быть тихим. А тут можно было расслышать свои шаги и свист воздуха, вырывающегося из неплотностей пневмопроводов. А ещё меня поразила безлюдность. В помещении цеха, как будто взорвалась нейтронная бомба, от стены до стены не просматривалось ни единого человека. Пустовала даже вечно полная курилка.

Я ошарашено прислушался и уловил отдалённый рокот, доносящийся от здания управления, пристроенного к производственному залу. Звук этот, по мере приближения к его источнику, начал распадаться на отдельные людские голоса, пытающиеся перекричать друг друга. А на лестничной площадке не доходя второго этажа, где находился кабинет начальника цеха, я упёрся в стену людских спин. Пришлось, применяя локти, пробиваться в эпицентр шума, который находился как раз около входа в приёмную руководителя, где ещё оставался небольшой пятачок свободного места. Закрыв собою дверь в кабинет, перед толпой стояла бледная секретарша Света. Только не подумайте, что секретарь была нежная и хрупкая, скорее наоборот, было в ней росту метр девяносто и косая сажень в плечах. Настоящая русская женщина, способная коню на скаку челюсть сломать с одного удара. Обычно работники с ней не конфликтовали и даже побаивались, но тут, поддавшись стадному чувству, напирали вперёд. Заводилой выступал один из токарей, антипатию к которому я начал испытывать с того момента, как пришёл в цех. «Дядя Саша», как звали его все рабочие. Маленький, вертлявый, скандальный, способный из любой мухи радостно раздуть слона. При этом не горящий желанием работать и не дурак употребить чего-нибудь алкогольного, не отходя далеко от станка. Держали его исключительно потому, что работать было особо некому, и до пенсии ему оставался всего лишь год. Жалели, понимая, что увольнением по статье запросто можно поломать человеку всю жизнь. Он сейчас стоял напротив Светы, размахивая бумажкой, в которой я, с удивлением узнал собственноручно сделанный приказ, и орал про то, что не собирается никому отдавать ни копейки честно заработанных денег.

Наконец, растолкав окружающих, я тоже оказался на пустом пространстве. Шагнул к бунтовщику и, не говоря ни слова, вырвал «приказ» у него из руки, тщательно разорвал на мелкие клочки и бросил под ноги.
- И чо? У них там оригинал есть, долго что ли копию снять? – Истерично выкрикнул дядя Саша, обдав меня свежим перегаром и щедрым луковым амбре.
- А ничо! – Ответил я в тон ему, и продолжил, глянув на притихший народ. – Я только что из конторы иду. В отделах был, к главному инженеру заходил. Никто там ничего про этот приказ даже и не слышал. Шутка это чья-то, дебильная, первоапрельская. Ясно вам?
- А мне вот ни хрена ни смешно! – Продолжал истерить токарь. – Чо мы, приказов что ли не видали? Не отличим, что ли?
- Так, Александр… - я безуспешно поискал в своей памяти отчество работника, и решив, что и так сойдёт, демонстративно принюхался. – Что касается тебя, то, если через десять минут я унюхаю твой перегар в цеху, пеняй на себя. Остальные, если не верите мне, дождитесь, когда вам начальник скажет то же самое, когда с селектора вернётся. Но на рабочих местах. Революционеры…
- Не… - опять завёлся дядя Саша.
- Ты ещё здесь? – удивлённо глянул я на него, и перевёл взгляд туда, где под рукавом спецовочного халата скрывались часы.
Мужичёк как-то сразу сдулся, попятился назад и через секунду скрылся в начавшей расходиться толпе.

- Что это они? – Удивлённо спросила у меня Света, когда мы остались в коридоре одни. – Набежали, шумели, кричали, что денег их лишить хотят.
- Да, говорю же, пошутил какой-то дебил, - зло ответил я, с трудом подавив желание сплюнуть себе под ноги, - первое апреля ведь!

Рабочие ещё недельку позубоскалили и начали забывать происшедшее, а я зарёкся на будущее устраивать гениальные приколы. Не понимают наши люди хороших шуток. Уж лучше по-старинке: «у вас вся спина белая».

© витян


Понравился пост? Поделись с друзьями



Нравится блог? Добавляй в друзья. Хочешь взаимности, отпишись в верхнем посте.

Tags: рассказ
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments