Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Женской солидарности пост

Хехе, девачьки, этот пост посвящается вам.
Про автошколу рассказывать не буду. Да и что там рассказывать, теория – это неинтересно. А вот практика! Как сейчас помню битую пятёрку, на которой я выезжала в город. Автоинструктор Виктор Петрович при знакомстве повёл себя странно – достал из внутреннего кармана пиджака бутылочку с валерьянкой, мощно отпил.
-Третья баба за день. Прут и прут. Садись!
Ну, села я. Ну, с десятой попытки завела мотор. Только обрадовалась, что он у меня завелся, несмотря на козни педали сцепления, оказалось, что надо ехать. А как хорошо всё начиналось!



Первые три выезда в город совсем не помню. Судя по чёрным дырам в памяти, творила несусветное. Может, заплывала за буйки, вышивала крестиком двойные сплошные или ещё чего непотребного вытворяла. Вполне могла.
Однажды обнаружил себя заглохшей поперёк трамвайных путей. С одной стороны надрывался один трамвай, с другой, соответственно, другой (извините тавтологию, пересохло в горле).
Рядом тихо закипал автоинструктор Виктор Петрович, бывший, между прочим, танкист.
-Заводи машину,- прошипел он.
-Незаводицца!- заскулила я.
-Значит, останемся тут. На веки вечные!
-Виктор Петрович, миленькыыыыыыый!
-Не смотри на меня такими глазами! Всё равно не куплюсь. Заводи говорят!
-Ыаааааа!- заголосила я. ...

-Слышь, мужик!- свесилась из окна трамвайвожатая – могучая женщина в бандане и оранжевом жилете.- Ты чего над девушкой издеваешься? Ну-ка убери машину с путей!
-Да щаз!- вызверилася Виктор Петрович.- Кругом бабы, спасу от вас нет!
-Вот и убирай машину, раз спасу нет. Ишь раздухарился!
Виктор Петрович побухтел, но вылез заводить машину. Пока он отъезжал в сторону, трамвайвожатая улыбалась мне и делала успокаивающие пассы руками. От умиления я обильно прослезилась в ответ, зато села в машину с таким видом, будто только что отбила Порт- Артур у японцев.
Женская солидарность – страшная сила!

Виктору Петровичу крепко от меня доставалось. Поэтому в особенно критические для своей жизни минуты он переходил на иностранный русский:
-Я тебе говорю тормози или я тебе говорю газуй? Я тебе говорю что?- надрывался он.
-Говорите что?- пугалась я.
-Ну и ехай, раз говорят тебе что! И смотри у меня, ещё раз переключишься с первой скорости на четвёртую – урою!

Однажды, лишь однажды на улице Виктора Петровича случился праздник – в нашу группу бешеных амазонок затесался молодой человек Аркадий. Аркадий ездил уверенно, даже залихватски, тормозил со скрипом. Виктор Петрович отдыхал с ним душой, провожая, умывался слезами. Я Виктора Петровича очень даже понимала и жалела, но ничем помочь не могла. Доводила до исступления идиотскими вопросами, упорно путала рычаги. На каждом повороте, например, шерудела дворниками – якобы поворотник включала. Виктор Петрович терпел-терпел, а потом взрывался. В минуты гнева в нём просыпался бывший танкист, требовал от меня невозможных вещей – тормозить задней ногой или переключать скорость передней рукой. Я старательно искала в себе задние ноги. Не найдя, искренне переживала.

К десятому занятию научилась крадучись ездить по правому ряду за рейсовым автобусом, терпеливо останавливалась на остановках. Умела также пунктиром разогнаться и затормозить за пять метров до светофора – боялась проскочить на красный. Но особенно прекрасно мне удавалось замереть на подъёме. Чтобы тронуться в путь, оборачивалась к машинам сзади, и показывала рукой, чтобы подали назад. Иначе, мол, за себя не отвечаю.
Виктор Петрович в какой-то момент смирился с моим стилем езды, и даже пытался между своими аффективными состояниями рассказывать истории из своей жизни. Про какую-то Варюшку рассказывал, мол, красавица была неимоверная, глаза раскосые, сама стройная, тонконогая. Боясь спугнуть его лирический настрой, я мчалась в неведомые дали за рейсовым автобусом нумер 275. «Только бы не заезжал в депо»,- кручинилась про себя.
-Ласковая, ручная,- вздыхал Виктор Петрович.
«Ручная»,- передразнила я про себя.- «Сатрап какой».

-А расстались-то чего, раз такая ручная была?- не вытерпела я.
-Как это расстались? С кем?
-Ну, с Варюшкой вашей. Замуж не пошла?
Виктор Петрович чуть не поперхнулся сигаретой. Долго кашлял. В общем, оказалась Варюшка лошадью, с которой ему в детстве пришлось расставаться по причине переезда из деревни в город.
-Вот ведь горе горькое!- ругался Виктор Петрович.- Ни ездить, ни слушать не умеешь. Кто тебя такую замуж возьмёт?
-Так ведь уже!
-Бедный твой муж!
Расстались мы ласково. Виктор Петрович пожал мне руку, пожелал удачи.
-Это. Не поминай лихом.
-Хорошо.
-Мужа береги!
-А то!

Оставшись без родного инструктора, я какое-то время ездила с коллегой Ленкой. Ленка упиралась быть моим штурманом, мотивировала свой отказ наличием сына, мамы и тёти-шизофренички.
-Кто о них позаботится, если не я?- била себя в обширную грудь Ленка.
-Ну как хочешь, сама справлюсь,- вздохнула я.
В конце рабочего дня я застала её возле моей машины.
-Поехали что ли?
-А как же тётя-шизофреничка?
-Поехали говорю.
Штурманила Ленка две недели. Всё это время мы проездили в машине с запотевшими стёклами – не могли кнопку кондиционера найти. Рисовали ладошкой узоры на лобовом стекле.
-Торгази!- кричала Ленка, узрев в опасной близости габаритки другой машины .
-Так тормозить или газовать?- огрызалась я.
-С тобой заикой станешь млять!
-А чего сразу млять?
-Нет млять Шумахер!

-Мать твою перемать,- ругалась на следующий день Ленка,- это что за кнопка?
-Не знаю.
-Нажимаю.
-Нажимай.
-Главное, чтобы не катапультирование. Ааааааааааа! Пикает!
-Без паники! Значит, это аварийка.
-Фух! А это что за кнопка?
-Нажимай!
-Нарка, иди ты в жопу. Где инструкция?
-Где-то там в бардачке.
-Открой.
-Не могу.
-Почему?
-Кнопку заело!

Однажды мы с Ленкой видели женщину. Такую, знаете, всю из себя ухоженную, в дорогих туфлях, узкой юбке и декольте. Мы её аккуратно объехали, припарковались и вышли утешать. Потому что женщина плакала посреди проезжей части, облокотившись о капот своей машины. Прям рыдала. Мы решили, что человека постигло страшное горе, и она выскочила, душевно расхристанная, на перекрёсток.
Оказалось, что женщина только позавчера села за руль. А кругом ездит такое количество чёрствых мужиков! Так и норовят матом рассказать, куда ей надо на своей машине проследовать.
-Девочки, а вы когда перестраиваетесь, куда смотрите?- сквозь слёзы поинтересовалась она.
Я села в машину, стала показывать, куда смотреть, когда перестраиваешься. Ленка наглядно прыгала то справа, то слева. Изображала из себя проезжающие машины. Проезжающие взаправдашние машины крутили пальцем у виска и посылали нас матом в разные места. Нам было пофиг на них. Мы творили благое дело – спасали человека от нервного срыва.

Через месяц я уже достаточно сносно ездила за рулём, и даже научилась уверенно парковаться. Сначала парковалась десять минут, потом пять, а однажды настал благословенный день, когда я воткнулась за несколько секунд в масенькое пространство между двумя машинами.
-Ого!- зацокал языком мужик из соседнего автомобиля.- Паркуетесь, как мужчина.
-А вот нифига! Как женщина паркуюсь!

Я уже давно за рулём, лет восемь как. Муж говорит, что езжу неплохо, а друзьям хвастает, что я единственная женщина, в машину которой он не заползает, как на минное поле. Эти мужики – настоящие гендерные шовинисты, бессмысленный риск и большую скорость считают доблестью, перестраиваются без поворотников.
Так что не комплексуйте, девочки.
Ездим мы аккуратнее и лучше, ведём себя на дорогах вежливее.
За нами будущее.
Y хромосома-то тогось, говорят, мутирует.
Так то реванш за нами, ггг.

greenarine


Понравился пост? Поделись с друзьями



Нравится блог? Добавляй в друзья. Хочешь взаимности, отпишись в верхнем посте.

Tags: авто, женщины
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments