Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Categories:

Родное место

Ленинград – всегда Ленинград, за это я его и люблю, даже истории в нем случаются какие-то до глубины души Ленинградские.

Вот и эта могла произойти только в этом городе.

На днях бродил я по Питеру, вспоминал свое голодное, но такое счастливое студенческое время 90-х, выдохся и заглянул в маленький грузинский ресторанчик.

Внутри полумрак, пять или шесть столиков всего, за одним из них гуляла веселая, небедная компания: трое парней и пара от души накрашенных девчонок: тосты с потугами на грузинский акцент, громкий смех и совсем чуть-чуть мата. Вполне обычная ресторанная компания.

В дальнем углу сидел старик, опираясь на палочку, я за соседним столиком, вот и вся ресторанная публика.

Подошла маленькая симпатичная грузинка, приняла у меня заказ, а в этот момент веселая компания вместе со ржанием, выдала очередной, уж очень громкий мат.

Старик покачал головой, тяжело поднялся, опираясь на свою палку и медленно побрел в сторону компании.

Официантка, явно довольная происходящим, посмотрела на меня и понизив голос до шепота, сказала:
- Сейчас он их быстро успокоит.

И действительно, старичок склонился над шумным столиком, извинился, за то что потревожил и что-то еще сказал.

Компанию вдруг как подменили. Парни и их накрашенные подруги суетливо подхватили все свои тарелки с бутылками и быстро ушли за другой столик, а старичок занял их место.
Больше никто не ржал как конь, и уж тем более не матерился.

Я был поражен эффектом произведенным этим благообразным старичком и понял что официантка что-то знает.

Еле дождался свои «хачапури-мачапури» и тихо спросил:



- А что это за старик такой?

Грузинка, делая вид, что протирает мой стол, зашептала:

- Мы не знаем как его зовут, но он всегда сюда ходит, примерно раз в неделю. Приезжает и уезжает на такси, пенсия, говорит, позволяет. От угощений отказывается, заказывает только чай с молоком и сухарики.

Он всегда сидит за тем столом, а если там занято, то пережидает пока люди уйдут и потом все равно садится туда.

А иногда, когда посетители за «его» столом немножечко плохо начинают себя вести, как эти, то он подходит и вежливо говорит: - «Извините, вы не могли бы себя вести чуть-чуть потише? Дело в том, что когда-то тут, где стоит этот стол, стояла наша кровать. На ней в блокаду умерла моя мама и…»

Официантка взяла салфеточку и решительно направилась в сторону кухни, на ходу вытирая глаза…
(с)

Tags: до слёз, истории из жизни
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments