Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Крепче стали, сильнее стихии. 6 лет аварии на Саяно–Шушенской ГЭС

KOY201407240032




На протяжении последних 25 лет, которые Юрий Козырев проработал фотожурналистом, он осветил все основные конфликты в бывшем Советском Союзе, включая

Время лечит, лечит, лечит… Острая боль любых потерь с годами стихает, притупляется, но даже очень старые раны порой вновь напоминают о себе. Об аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, в которой 17 августа 2009 года погибли 75 человек, когда-нибудь будут вспоминать лишь в очередную годовщину. Но только не жители Черёмушек, небольшого посёлка близ самой высокой гидростанции России, выросшего за время её строительства. И только не гидроэнергетики — эта дата навсегда останется в сердцах тех, кто связал свою судьбу с покорением рек. Да, пять лет назад, 17 августа, в славной истории об освоении Енисея, разрезающего склоны Саян, была поставлена точка. Но оперевшись на неё, здесь началась совсем другая жизнь.

…Из разных уголков Советского Союза съезжались люди в Саяны на гигантскую стройку. Это были настоящие романтики, которых не пугали далёкие сибирские края, суровые морозы и дикие звери, в изобилии водившиеся в этих заповедных местах. Покорить Енисей и своими руками возвести огромную стену из железа и бетона на пути могучей реки в узком Карловом створе — это был вызов того времени, который для многих превратился в дело жизни.

Саяно-Шушенскую ГЭС строили на века. Каждый бетонный блок, уложенный в плотину, пронумерован и подписан именем того мастера, который его делал. Они отвечали за своё дело головой. Поэтому те, кто находился в день аварии в самом эпицентре событий, понимали — плотина цела, её не могло прорвать! А значит надо срочно перекрывать гидрозатворы, чтобы остановить разрушительный поток воды! Вот они на фото — Раис Гафиулин, Александр Чесноков, Павел Майоршин, Ильдар Багаутдинов и Александр Ивашкин — несколько человек из тех работников станции, кто 17 августа, оказавшись на гребне, вручную опускали тяжёлые механизмы. Евгения Кондратцева, Александра Катайцева, Николая Третьякова не видать — работают. И у каждого из них был свой путь наверх.

«Свет погас и грохот воды заполонил всё вокруг. Вода падала вниз, вытесняла воздух, и он со свистом вырывался из закрытых дверей. Народ бежит, вода бежит. А у меня одна мысль — почему затворы не упали?» – Александр Чесноков успел покинуть помещения на 327 отметке, спасся по пожарному спуску и вместе с Павлом Майоршиным по заданию начальника смены Михаила Нефедова поехал мимо ОРУ-500, через тоннель на гребень. Спустя пять лет после аварии они продолжают работать на ГЭС: Александр — в службе эксплуатации ГЭС, а Павел возглавляет участок грузоподъёмных механизмов.

Все вспоминают, как на гребне появился Александр Катайцев — промокший до ниточки, «аж пена изо рта летела». Катайцев чудом успел попасть на лестницу, ведущую во внутренние галереи, встретил там Николая Третьякова, и дальше пешком — не пешком, бегом! — они стали подниматься наверх, по сотням ступеней, на высоту более 200 метров. А вместе с ними ещё пять человек — две уборщицы и три слесаря, которых Николай вывел на правый берег. Тьма стояла кромешная — свет в галереях отрубило, видели только то, что удавалось осветить маленькими экранами телефонов. «А поднимались так быстро, что зайчики рябили в глазах, руки-ноги тряслись», — добавляет Третьяков. Он был ранен, но вспомнил об этом только через пару часов… В это же время через тоннель на гребень, на «Жигулях», мчались ещё двое — Ильдар Багаутдинов и Евгений Кондратцев.

Ильдар Маратович — поистине человек-кремень. Но сначала — всё-таки человек. Вспоминает свои чувства, возникшие в первый момент, когда всё вокруг начало вибрировать и пошла вода: «Неужели жизнь прожита зря? Я ведь на станции проработал 30 лет и вот так раз — и всё?» Нет, не всё. Включился кремень: он грамотно руководил всей операцией по сбросу затворов — за полчаса с ребятами опустили все десять штук, соблюдая необходимые меры безопасности — нельзя было допустить гидроудара. А потом побежали открывать 11 затворов эксплуатационного водосброса — нельзя было допустить обмеления Енисея, ведь ниже по течению стоит Майнская ГЭС и водозаборы. Но вот когда уже спустились вниз, он увидел разрушения и начал плакать…

Потом Багаутдинов не вылезал со станции по двое-трое суток. Искал со спасателями людей, запускал краны для разбора завалов, монтировал насосы для откачки воды, обследовал водоводы… В январе 2010 года фонд имени Владимира Высоцкого «Своя колея» присудил ему премию «За твёрдую жизненную позицию», а в апреле того же года указом Президента РФ он награждён Орденом мужества. Катайцев, Третьяков и Майоршин удостоены медалей ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, Александр Ивашкин – Почетной грамотой Правительства РФ.

Багаутдинов всегда говорит: «Восстановить Саяно-Шушенскую ГЭС для всех нас — дело чести». И долг — в память о тех, кто не вернулся домой.

Валентина Нелидова 17 августа овдовела. Её муж Сергей спустился на 327-ю отметку, хотя планировал на компьютере составлять схему пожарной сигнализации. Экспертиза показала, что он умер мгновенно. Сквозь слезы Валентина шепчет: «Господи, благодарю тебя, что он хотя бы не мучался…» Без отца остались две девочки-погодки Серафима и Ксения.

Но 17 августа для многих стало и вторым днём рождения. Вот Андрей Бернякович, начальник смены машинного зала. Пришёл на станцию в последний день отпуска — «продублироваться», ознакомиться с новыми документами, зашёл в помещение для оперативного персонала над 327-й отметкой, которое окнами выходит прямо в машзал. И в 8:13 прямо на его глазах вверх поднялся второй агрегат, а за ним — столб воды. Из семерых человек, которые были в будке, выскочить успел только Николай Третьяков. Остальных заперло там, внутри. Разбили стекло, прыгнули в поток воды, троих сразу проглотила пучина, а Андрей Бернякович с Максимом Жолобом ухватились за крышу. Потом — за какой-то деревянный щит. Вода накатывала волнами, Максим не удержался и с криком «Я плавать не умею!» скрылся в гигантской воронке в зоне девятого агрегата. Андрей провисел над машзалом, зацепившись за трубу, пока не были опущены затворы. Потом спрыгнул на пол — с высоты трехэтажного дома, выбрался наружу, нашёл и обнял заплаканную жену Оксану, которая тоже работала на станции и не уходила оттуда, пока он не появился. «Я выжил, потому что Оксана меня ждала», — говорит Андрей. Тем вечером он очень крепко держал за руки своих детей, Сашу и Лену.

Или вот Егор Микеров, с детства инвалид ДЦП. Он на станции работает с компьютерами. Кабинет его находился в цокольном этаже, очень близко к машзалу. «В коридор хлынул поток воды, — вспоминает Егор 17 число, — я понял, что не добегу до запасного выхода, я же инвалид. Закрыл дверь, вылез в окно, там воды было примерно по колено, и самое страшное — это воронки, которые утягивали в себя всё. Я прошёл маленько, потом стал медленнее идти… потом с какой-то женщиной зацепились за козырёк, держались там, воды уже по горло, но нас три парня спасли и я смог добраться до проходной».

Да, тех, кто ушёл, не вернёшь. Немало времени потребовалось людям, чтобы смириться с потерей своих близких — мужей, жен, сыновей и дочерей, родителей, друзей и коллег, с кем годами трудились бок о бок… И кажется: ну почему? Почему Сергей Нелидов оказался на той отметке? Ведь его кабинет совсем в другом месте! Почему Андрей Бернякович и Максим Жолоб вдвоем держались за одну и ту же крышу, но один спасся, а другой — утонул? Много вопросов, слёз и злобы — от собственного бессилия что-либо изменить. Так терзает боль разлуки, и горькие мысли о прошлом забирают всю энергию у завтрашнего дня. Но иногда слово Судьба нужно писать с большой буквы. И когда, наконец, хватает сил её принять, вновь становится возможным смотреть вперёд.

Спустя некоторое время Егор Микеров женился, как и планировал до аварии. У него родилась дочка — здесь, в Черёмушках, появилась новая жизнь…

Гафиулин Раис, Чесноков Александр, Майоршин Павел , Багаутдинов Ильдар, Ивашкин Александр

Александр Чесноков

Бернякович Андрей

Егор Микеров

Валентинова Нелидова

Егор Микеров

Валентина Нелидова

Валентина Нелидова с дочерьми

Андрей Бернякович с друзьями

Егор Микеров с дочерью

Андрей Бернякович с дочерью

Александр Чесноков на водохранилище

Андрей Бернякович с дочерью

Памятник «Покорителям Енисея»






Tags: Россия, как это было
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment