Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

ЗАСЛУЖИВАЕМ ЛИ МЫ ВСЕХ ЖЕНЩИН, С КОТОРЫМИ СПИМ? Рекомендую

Я сидел в кафе и курил сигареты с яблочным вкусом. Была весьма прискорбная погода, не то, чтобы холодно, но чересчур промозгло для середины лета. Я смотрел то в окно, то на людей, сидевших в здании, и пил пиво.
- Привет, можно присесть?
- Привет…
Я окинул ее взглядом. Весьма молода и неплохо одета, худощава, со светлыми волосами и маленькими губками.
- Конечно, присаживайся.
- Знаешь, все эти люди вокруг сидят, болтают, пьют и курят. От них от всех несет дурным запахом, дурными мыслями и словами, а ты сидишь один, и от твоего столика пахнет яблоками. Мне показалось, в этом что-то есть. Точнее, в тебе что-то есть.
- Может быть. Кто знает?
- Меня зовут Марина.
- Я Макс. Как жизнь, Марина?
- Нормально. Слушай, не угостишь меня пивом?
- Давай.

Я подозвал официантку и заказал два пива. Марина закурила.
- Итак, Макс. Почему все-таки яблочный вкус? Я имею в виду твои сигареты.
Я улыбнулся. Этот вечер не так уж плох, как казался мне сначала.
- Даже не знаю. Понимаешь, я не очень-то люблю курить. Когда только начинаешь, тебя уносит от каждой затяжки, от каждого раза. Как в школе - в старших классах. Тебе по-настоящему нравится это занятие, ты дымишь одну за другой. Но потом все проходит. Не остается ровным счетом ничего, и ты куришь просто потому, что привык. Убиваешь время или себя, чтобы подумать о чем-то. Сидишь, дымишь, но к удовольствию это уже не имеет отношения . А вот как раз оно-то нам жизненно необходимо, понимаешь? Посмотри на людей вокруг. Они пьют, чтобы получать удовольствие, они жрут, чтобы получать удовольствие, они болтают с красивыми девочками, надеясь на что-то большее и в итоге все же получить удовольствие. А когда им нечего делать, они просто сидят и курят. Просто потому, что привыкли. Трудно объяснить. Я же, кроме привычки, хочу получить что-то еще. Например, яблочный привкус. Почему бы и нет? В этом что-то есть. Из детства. Все дело в разных ситуациях и разных удовольствиях, которые ты можешь получить от них.
- О! Я никогда не задумывалась об этом. Неужели вся наша жизнь состоит из одних удовольствий, больших и маленьких?
- Возможно. Хотя многим приходится немало вытерпеть, чтобы получить хотя бы небольшую порцию радости.
- Давай тогда выпьем. За удовольствия!
- Давай.
- Скажи, Максим, ты не похож на других посетителей. Почему ты сидишь здесь, один?
- Не знаю. Думаю, нам всем иногда надо побыть в одиночестве.
- Быть может, ты хочешь, чтобы я ушла?
- Нет. О чем ты? Я не хочу, чтобы такая красивая и милая девушка ушла от меня.
- Ты считаешь меня красивой?
- Да, очень.
- А ты меня хочешь?
- Не знал, что мы играем в «десять вопросов».
- Извини, просто я давно не общалась с мужчинами.
- В это трудно поверить.
- Но это так.
Наступила тишина. Мы сидели, смотрели на людей, курили и пили свое пиво.
- А знаешь, что для меня удовольствие, Макс?
- Что же?
- Моя дочка, она настоящий ангел.
- Вот как? А как же ее папа? Видимо, он-то не ангел?
- Я его тоже любила, но он умер не так давно.
- Мне жаль.
- Да и мне тоже.
- Хочешь поговорить об этом?
- Нет, совсем нет. Давай поговорим о тебе, Максим. Чем ты занимаешься?
Официантка подошла забрать пустые стаканы. Мы заказали еще пива.
- В данный момент я пью пиво. Беседую с тобой.
- Да нет же, дурашка. Я говорю в общем. На что ты живешь? Где ты работаешь?
- По-разному бывает. Работа – лишь средство.
- Ты странный.
- Не больше других.
Время ускользало. На нашем столе скопилось несколько пустых стаканов. Видимо, официантка устала забирать их у нас. Кафе закрывалось, и мы решили прогуляться. Марина сказала, что живет где-то неподалеку и была бы рада приютить меня у себя. Я согласился (еще бы).
По пути мы забежали в супермаркет и взяли еще алкоголя. Казалось все хорошо. Этот мир можно исправить. На улице стемнело, и люди исчезли с горизонта. Прекрасное время. И почему мы так мало проводим времени здесь именно ночью? Так тихо и спокойно.
- Послушай, Марина, а мы не помешаем твоей дочке? Может, ей нужно уроки поделать или еще что-нибудь?
- Не говори ерунды, Макс. Я отправила ее к бабушке. Она спит давно.
- То есть будем только мы вдвоем?
- Только мы.
Мы зашли в подъезд десятиэтажки. Она жила на восьмом. В лифте я прильнул к ней и поцеловал. Губы к губам и к талии руки. Поцелуй не был долгим, но кое-что прояснялось. Дело пошло.
Открылась дверь, и мы вошли. Внутри пахло пылью. Старая мебель, узкие проходы. Три комнаты, кухня и печаль, застывшая где-то посередине. Я уселся на небольшой диванчик на кухне. Подошла Марина и убрала лишние бутылки с пивом в холодильник. Завершив задуманное, она уселась рядом.
- Знаешь, Макс. Я любила своего мужа, по-настоящему любила.
- Приятно знать, что любовь еще существует среди нас.
- Да. Мы встречались с ним около года. Все было очень хорошо. Он дарил мне цветы, ухаживал за мной. Романтика, куда без нее? Потом он ушел в армию, а я его ждала. То есть прям честно ждала. Даже письма ему писала. Через два года он вернулся. Все было по-прежнему хорошо, мы поженились, и у нас родилась дочка. Мой муж пил, но не намного больше, чем другие. Мы справлялись. А потом он поехал со своими друзьями… на рыбалку. Они много пили, они были так веселы, я не могла их не отпустить, понимаешь?
- Понимаю.
- Так вот они уехали. Потом я узнала, что они попали в серьезную аварию. Со всеми было все хорошо, небольшие ушибы, а «моему» не повезло. Страшные переломы. Ему ампутировали обе ноги, но болезнь все равно прогрессировала. Он стал много пить, а я за ним ухаживала. Я его по-прежнему любила. Как мужчина он уже не мог меня удовлетворить, но я не могла уйти от него. Я никогда ему не изменяла. Он был невыносим.
Марина замолчала.
- Выпей.
- Да, спасибо, Макс. Так вот. Я ждала, я терпела, а теперь он умер, понимаешь? Я ему никогда не изменяла. Но ведь теперь все иначе? Теперь это уже не измена? Я здоровая, молодая девушка, Макс. Мне всего лишь 25, а я уже так давно не была с мужчиной. Я…
Я придвинулся к ней и примкнул к ее губам. Хороший, затяжной поцелуй. Кажется, она забыла о своем горе. Она стала жадно покусывать мои губы и вытягивать меня из кухни. Мы прошли к спальне обнявшись и упали на кровать. Марина сорвала с меня рубашку и припала к животу. Джинсы также довольно быстро слетели с меня, и она принялась ласкать меня ртом. Это было хорошо. Это было СЛИШКОМ хорошо. Я поднял ее к себе, задернул юбку, отодвинул трусы в сторону и вошел в нее. Она была сверху, извивалась, словно индианка, и жадно стонала. Я кончил довольно быстро. Она слезла с меня и прошла в ванную комнату.
Блять! Как же так? У девушки не было секса гребаную тучу времени, она идет в бар, находит там меня, и все так быстро заканчивается? О, Боги, где же справедливость?
Никакого ответа. Быть может, стоило обратиться к чертям?
Я поднялся с кровати, нашел свои трусы, надел их и последовал за Мариной. Дверь в ванную была не закрыта. Я увидел ее прекрасное тело за занавеской. Кажется, она что-то напевала себе под нос. Я прислонился вплотную к душевой клеенке. Она отодвинула ее и улыбнулась. Я залез в ванную и стал целовать ее. Нежно. Никаких резких движений, никаких криков или лишних слов. Я почувствовал, что снова начал возбуждаться. Я стал гладить ее бедра, продвигаясь все ближе к лону. Мы целовались, и я медленно разворачивал ее спиной к себе. Я вошел в нее медленно. Кажется, ей это понравилось. Я повторил несколько раз, потом вытащил. Подразнил немного, а потом стал разгонять ее. С каждым разом я всовывал все быстрей и быстрей. Получалось хорошо. Я вставлял и вставлял. Она перешла на крик. Она кричала, сдавливала своей рукой мои ягодицы и прижимала меня еще плотней к себе. О, черт! Мне казалось, под таким ритмом ванная может просто развалиться. Мы были похожи на двух зверей, а я все работал и работал. Я мстил всему плохому, что произошло с этой девушкой. Жалкие выблядки. Ангелы и демоны! Все они не стоят даже пальца ее. Наконец мы кончили. Оба. Наши тела обмякли, я еще раз очень нежно поцеловал ее, включил кран, обмылся и ушел на кухню за пивом.
Я дождался ее на кухне. Мы еще посидели, поболтали о пустом и пошли спать.
- Мне было хорошо с тобой, Макс.
- Мне тоже.
- Ты знаешь… ты не первый парень, с кем я пыталась встречаться после мужа. Я со многими общалась, но все они сбегали, как только узнавали, что я вдова, да к тому же мать-одиночка.
- Не думай об этом, Марина. Все хорошо.
- С тобой так спокойно.
Мы уснули.
Наутро мне надо было рано вставать, чтобы отправиться на работу. Марина встала вместе со мной, мы позавтракали, и я стал собираться.
- Послушай, Макс, я не знаю практически ничего о тебе, но я чувствую, что ты хороший человек.
- Спасибо, Марина.
- Мне бы не хотелось тебя ни к чему принуждать. Это был просто секс. Чертовски хороший секс, но все же. В общем… Если ты захочешь когда-нибудь встретиться еще раз, я буду рада.
Она протянула мне тетрадный листок со своим номером телефона.
- Я позвоню.
- Было бы здорово, Максим. Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя обязанным. Я пойму, если ты не позвонишь.
- Все хорошо. Я позвоню, как будет время.
- До встречи, Максим.
- Пока.
Я вышел в подъезд, дождался лифта и начал спускаться вниз. Все это время я держал тетрадный листок в руках. Выйдя на улицу, я подметил мусорный бак вдалеке. Дойдя до него, я скомкал листок бумаги и выкинул его.
Хитросплетения дня.
Что я мог предложить этой девушке? Быть ебарем по вызову? Или сделать ее своей девчонкой на час? А, может, стать ее молодым человеком? Дарить ей надежду на то, чего я осилить никак не мог? Я слишком слаб. Я слишком труслив. Думаю, я не многим лучше тех парней, которые отказывали ей. Заслуживаем ли мы всех тех женщин, с которыми спим? Думаю, нет. Марина прошла весь тяжелый путь от начала до конца. Она испила чашу испытаний до самого дна. Она явно заслуживает большего. Ей нужен был отец семейства. Идеальный парень с благими намерениями. Наставник. Трудяга. Таким планкам немногие соответствовали, а уж я и подавно. Мне было 22, временная работа и лишь несколько сотен за душой. Бездарный студент и бездарный работник. Я никогда не был уверен даже за свое будущее, не говоря уже о том, чтобы думать о чужом.
Похмелье.
Я шел по улице и никак не мог избавиться от всех этих мыслей.
А если бы я попал под трамвай прямо сейчас? Если б я был без ног, согласилась бы хоть одна из тех женщин, что были со мной, остаться с инвалидом? Обречь себя на беспросветную жизнь?
Согласился бы я быть с ними? Наверное, да. Никто из нас не хочет умирать в одиночестве.
Я шел и переворачивал одну мысль за другой.
Все мы недостойны.
Я закурил.
Я шел по дороге и не замечал, что зеленый свет вот-вот погаснет, а я еще не прошел и половину автострады. Вдруг я опомнился. Ускорил шаг.
Чтобы успеть, я пробежал впереди движущегося трамвая, и последовал дальше. Мои ноги все еще были со мной.

© savaklava


Если Вам понравился пост,
можете разместить его у себя в журнале или поделиться этой новостью с друзьями, благодаря вот этим клавишам




  Напоминаю, также меня можно читать здесь, добавляйтесь
Tags: рассказ, рекомендую
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →