September 6th, 2016

Как программиста на работу принимали

Пришел айтишник на работу устраиваться. Ну ему анкету дали, сел заполнять. Заполнил и ушел. Кадровик когда взялся читать, смотрит, в графе "дети", стоит 5/9. Интрига однако. Посоветовался с коллегами, что бы могла значить сия загадочная дробь. Повыдвигали версии и решили узнать у первоисточника.


Вызвали на собеседование, спросили, что бы это значило.

Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Анекдот с видео.

Журналисты RT спрашивают у фермера:

- Скажите, как у вас прошел год.

- Не поверите, замечательно. Урожай зерна хороший - без хлеба не останусь, картошка удалась - опять таки буду не голодный, а еще корова отелилась ...

- Вы не хотели бы поблагодарить за это президента?

- Да с чего ж? Пахал сам, сеял сам, растил и собирал опять таки сам - в чем тут его заслуга.

- Как так? (жёстко) А вы подумайте!


Collapse )

Обратная сторона заниженных тачек

Я вот не могу понять, какой смысл в занижении клиренса автомобиля? Ну там у нас еще можно сослаться на менталитет кавказских  парней и "ниже Приоры выше горы", но Япония? Самураям-то чего неймется? Зачем они убивают свои тачки?



Collapse )

Как писают в тундре

Вот многие спрашивают: «Лора, а как в тундре с туалетом?» «А с туалетом в тундре, — говорю я, — всё замечательно. Нигде больше вы не найдёте такого шикарного туалета, как в тундре (тут я тяну из пачки розового «Собрания» удлинённую сигаретину и делаю паузу, чтобы нервно закурить). Этот туалет простирается буквально от горизонта до горизонта, и единственное неудобство, с которым вы можете столкнуться при акте каканья или писанья, это...» Впрочем, это не единственное неудобство.

Когда-то я имела дело с туалетом, у которого не было потолка, трёх стен и двери. Туалет находился на территории нашей с экс-мужем дачи, поэтому какое-то время он нас не раздражал, но мы все равно потом сделали себе новый, со стенами и даже неким подобием журнального столика. Доставшееся же нам от прежних хозяев тубзо представляло собой 4 вкопанных в землю столба, между которыми болтались драные ковровые дорожки. Вместо крыши над тубзом нависала кедровая ветка, на которой вечно лежал сугроб снега. Выпрямляясь, посетитель уборной обязательно задевал башкой сугроб и стряхивал его себе за шиворот.

Так вот, когда я очутилась в оленьем стойбище, то воспоминание о тубзе с непрочным сугробом над головой оказалось одним из самых тёплых и, по меньшей мере трижды в день, я была готова отдать по ведру чая за каждую из трёх его ковровых дорожек. Я забыла сказать, что пакетированный чай в тундре ценится несколько выше, чем какое-нибудь говно типа Хеннеси. В приютившем меня стойбище уважали «Липтон».


Collapse )