Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Сила убеждения. Часть 1

Ситуация развивалась постепенно. Никогда ранее в своих самых причудливых фантазиях не мог он вообразить, что окажется в положении, в каком находился сейчас: обнаженным, стоящим на полу на коленях. Его руки были, как обычно в эти последние дни, связаны за спиной. Его лоб касался пола, в то время как ножки его жены покоились на его затылке, ставшем для них чем-то вроде скамеечки. Его тело было изогнуто, его колени болели. Он находился в таком положении вот уже более часа.

А еще час перед этим он провел, массажируя ее ступни, а затем целуя и лижа их. Как она сама говорила, ей особенно нравилось, когда он целовал и лизал ее ступни. Он был обязан делать это по несколько раз в день на протяжении последних четырех дней. Он находил весьма унизительным то, что он был обязан падать ниц и целовать ее ножки, когда бы она ему не повелела. Это заставляло его чувствовать себя особенно ничтожным и жалким. Он чувствовал себя смущенным и сбитым с толку, но он так хотел угодить ей, а она часто повторяла ему, как сильно ее возбуждает, когда он стоит перед ней обнаженным на коленях и целует ее ноги. Казалось, что так оно и должно было быть.

Все началось, когда они вечером смотрели взятую напрокат видеокассету. Откинувшись на спинку дивана, она позволила ему сесть рядом с ней. Она скинула свои босоножки и положила свои ноги ему на колени. Несколько минут спустя она сказала, что ей очень нравится, когда ей делают массаж ног. И почти сразу же после того, как он взял в свои руки ее ножки, он начала мурлыкать, словно маленький котенок. Что удивительно, у него оказался врожденный талант к массажированию, но эффект от его действий превзошел все ожидания. Она вошла в состояние, схожее с экстазом, пока он поглаживал ее ступни, обрабатывая каждый дюйм ее кожи. Она отпустила ему комплимент о качестве его техники и сказала, что он очень угодил ей, сделав ей массаж, и она рассчитывает, что он и впредь будет это делать.

Следующим этапом было заставить его очутиться на полу перед ней. Как-то вечером, когда они смотрели телевизор, она сказала, что ее ноги слегка затекли после работу в тренажерном зале, и ей было бы намного удобнее сидеть, нежели лежать, держа ноги у него на коленях. Это значило, что он дожжен был сесть на пол перед ней. Он попробовал, но никак не мог найти приемлемую позу, чтобы эффективно делать ей массаж. Единственной возможностью было встать на колени и позволить ей поставить свои ножки ему на колени.

Ей это так понравилось, что она не скрыл от него свое удовольствие. Она откровенно сказала ему, что это возбуждает ее, когда она видит его на полу перед собой, стоящим на коленях. Он вспыхнул и принялся усиленно массировать ее ступни. Она снова вошла в состояние эйфории и, по мере того, как он поглаживал ее подошвы, она казалась все более и более возбужденной. Ее руки скользнули меж ее ног и она начала ласкать себя прямо перед ним. По мере того как она начала приближаться к оргазму, она приказала ему целовать ее ноги. Он подчинился, и, опять, результат был изумительным. Она изогнулась от удовольствия, чувствуя его губы на своих ногах. Пока он покорно целовал одну ножку, она протянула вторую и начала тереть ею об его голову, постепенно склоняя ее ближе к ноге, которую он покрывал поцелуями. Она приказала ему лизать ее ножку и облизывать каждый ее палец. В каком-то гипнотическом трансе он подчинился. Почти в то самое время, как он исполнил ее приказание, ее тело содрогнулось в сильном оргазме, который, казалось, исходил из самого ее нутра и который длился несколько минут. Когда ее оргазм начал подходить к концу, она поставила одну свою ножку ему на затылок, вдавливая его голову в пол. Затем она выпрямилась на диване, в то время как он лежал ниц перед ней, а ее ножки стояли на его голове, вжимая ее в ковер. Когда он попытался сдвинуться, она шикнула на него и повелела оставаться на месте, не двигаясь.

Спустя некоторое время, которое показалось ему вечностью, она позволила ему подняться.
"Это было потрясающе!", - сказала она. – "Надеюсь, тебе понравилось это тоже, потому что я в полном восторге."
"Это было не совсем то, что я предполагал, дорогая",- произнес он.
"Но почему?" – поддразнила она его. Она поставила свои ступни на его пах и почувствовала там твердость. "Мне кажется, что тебе пришлось по душе. Тебе ведь нравится доставлять мне удовольствие, правда?"
"Да, конечно, но…", пробормотал он.
"Продолжай", - сказала она, сильнее надавив своей ножкой на его ширинку.
"Ну, я просто думал, что мы могли бы лечь в постель и заняться любовью более привычным способом". Он услышал мольбу в своем голосе и был смущен этим фактом.

Теперь он чувствовал себя не в своей тарелке. Его внутренне чутье говорило ему, что он пребывал в некоторой опасности. Его инстинкты посылали предупреждающие сигналы его разуму, но он не мог понять, где кроется эта опасность. Его желудок как будто скрутило узлом. Он мог ощутить, как шевелятся волоски на его шее.

"Бедняжка", - произнесла она полунасмешливым тоном.
"Конечно, я бы с удовольствием пошла в постель и занялась с тобой любовью, но, видишь ли, я только что испытала изумительный оргазм, и мне не кажется, что я в настроении для повторения прямо сейчас".
Ответом ей была тишина. Он уставился в пол, подмечая, насколько чудесно выглядят ее ножки с наманикюренными ноготками и гладкой кожей. Он чувствовал себя потерянным.
"Хотя я могу и передумать", - сказала она.
"Правда, милая? Как я могу переубедить тебя?"
"Что ж, дай мне подумать что бы могло снова возбудить меня",
Пока она думала, она поместила свои ножки ему на голову и поглаживала его волосы своими ступнями. Ее пальчики проложили путь вниз по его лицу, в его рот.
"Придумала!" – воскликнула она ликующе. "Я знаю, что это может быть. Пойдем в спальную, как ты предложил, но позволь мне связать тебя, дай мне поиграть с твоим телом. Я хочу подразнить тебя. Я хочу, чтобы ты всецело был в моей власти. Что скажешь? Ты достаточно смел для этого?"
"Но зачем, дорогая? Для чего тебе нужно связывать меня? Я ведь не смогу ни поддержать тебя, ни погладить", - он снова услышал прежние жалобные нотки в своем голосе.
"Затем, что это доставит мне удовольствие. Это ведь так возбуждающе – иметь такого сильного мужчину, связанного, на своей постели. И кроме того, я не хочу, чтобы ты мог сбежать, пока я играю с тобой. Доверься мне, милый, тебе понравится!"

Десятью минутами спустя он был обнажен и распластан на кровати. Она привязала его лодыжки к ножкам койки. Затем она прикрепила его левое запястье к спинке кровати и проделал то же самое с его правой рукой. Он чувствовал себя абсолютно беспомощным, но огромной силы эрекция заставила его член вздыматься над его животом, сочась предъэякуляционныой жидкостью. Когда она наконец закончила привязывать его, она откинулась назад с выражением огромного удовлетворения не лице.

Она поднялась с постели, пересекла комнату и зажгла несколько свечей. Комната слегка озарилась, и последние отблески уходящего вечера отступили. Закончив, она повернулась к нему. Он никогда не видел у нее выражения лица, подобного тому, что было в настоящий момент. Это была смесь насмешливого юмора и серьезности, что снова заставило его ощутить холодок на своей спине.
Она подошла и села на кровать рядом с ним. Он начал елозить вопреки тому, что был преисполнен решимости оставаться спокойным несмотря ни на что. Ощущение беспомощности было чрезмерным.

"Посмотри на себя", - произнесла она. "Пытаешься ускользнуть, а я ведь еще ничего тебе не сделала!"

Она положила свою руку с длинными ногтями на его бедро и мягко и медленно провела ими вверх к его подмышке. Его тело непроизвольно попыталось избежать контакта с ее рукой. Она погладила его чувствительные места, и переместила свою руку ему на живот. Это было невыносимо. Его тело изогнулось в какой-то странной позе. Она провела рукой вокруг его напряженного члена, который к этому моменту налился кровью. Она взяла его в руку и сжала. Затем она начала водить своей рукой вверх и вниз. Он застонал.

"О, детка", - сказала она, - "тебе нравится, не так ли?", - спросила она невинным голосом.
"Да!" – выскользнуло единственное слово из-под его сжатых зубов.
"Ты ведь хочешь угодить мне, милый?"
"Да, да, хочу."

К этому моменту он пребывал в некой прострации. Ее слова достигали его, но его сознание было подобно огромному бассейну, на поверхности которого плавал одинокий листок. Этот листок был единственной вещью, которая не позволяла ему скользнуть в потустороннее пространство. Ее слова были звуками, которые распознавала только его маленькая часть. Другая его часть была затеряна в потоке страсти и страха, беспомощности и вожделения.

Окончание завтра...





Tags: рассказ
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment