Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Ду ю спик инглиш?



Говорят, что у нас в Америке полиция чуть–что начинает стрелять. Я не согласен. И вот почему. У меня есть друг Петя. И у него есть жена Мила, которую все называют Мила–Пила. Когда этот Петя со своей Пилой приехал в Америку, то машину он купил раньше, чем выучил английский язык. И вот как–то я приглашаю их к себе на дачу в Поконо. Объясняю на чистом русском языке: «Петя, выезжаешь на 280–ю, она переходит в 80–ю, на 284–м экзите выезжаешь и звонишь мне, я тебя подбираю». И добавляю: «Всё время ориентируйся на вывеску «Поконо». Поконо, если кто–то не понял, это дачная местность.



Где Петя переехал на 287–ю и при этом поехал в обратную сторону – на юг, я не понял, но теперь это уже не важно. И вот он едет–едет, едет–едет, а вывески «Поконо» всё нет и нет.

Через два часа его Мила включает свою пилу: «Как можно было не взять карту? Как можно было не выяснить куда ехать? Как я могла связаться с таким идиотом? Боже, как я могла так влипнуть?»

Тогда Петя думает: «Надо ехать быстрее, потому что на этой скорости она меня распилит раньше, чем мы доедем до этих Поконо».

Он нажимает на газ и едет так минут пять – не больше, потому что за ним появляется мент со своей светомузыкой и требует остановиться. Петя, новый иммигрант со старыми привычками, хватает бумажник и бежит к менту. Тот спокойно достает свой пистолет и говорит, что если Петя сейчас не сядет обратно в свою машину, он его убьет.
Петя не столько по словам, сколько по жестам, понимает, что с ним не шутят и возвращается в свою машину.
Мент прячет пистолет, выходит из машины, подходит к Петиной и говорит ему: «Дай мне свои водительские права» и показывает на бумажник. Петя опять все понимает по–своему и достаёт из бумажника 100 долларов. Мент ему говорит: «Если ты намерен мне дать не водительские права, а взятку на рабочем месте, то я на тебя надену вот эти наручники». И показывает ему наручники.

Мила, которая тоже не понимает, почему мент отказывается от 100 долларов, спрашивает: «Петя, что он от тебя хочет?»

Петя отвечает: «Я не знаю! Может предложить ему 200?»
Мила говорит: «Боже мой, почему я связалась с таким идиотом? Если ты не знаешь, сколько это стоит, так выясни у него!»

«Почему я идиот? – в очередной раз удивляется Петя. – Просто, когда мне показывают то пистолет то наручники, я немного нервничаю».
«Так перестань нервничать и выясни!» – говорит Мила.
«Хорошо, я сейчас всё выясню! – говорит Петя, потом поворачивается к менту и, как его учили на курсах английского языка, говорит: «Хэлло, ду ю спик инглиш?»
Мент удивленно: «Ду ай спик инглиш?!»
Петя ему: «Йес, ю! Ду ю спик инглиш?»
Мент – в полной растерянности, потому что никаких других языков кроме английского он не знает.

Мила говорит: «По–моему, он такой же идиот как и ты! Боже, как я влипла!»
Мент, между тем, приходит в себя, прячет пистолет и говорит Пете:
«Оk, where do you go, dude?» (куда ты едешь, умник?)
«I’m Petya, – отвечает Петя, как его учили на курсах. – What is your name?»
Мент, ничего не отвечая на Петин вопрос, берёт его телефон, смотрит, какой последний номер он набирал и звонит мне.

«Здравствуйте, – говорит он, – я полицейский такой–то, вы случайно не знаете Петю?»
Я честно отвечаю, что Петя мне хорошо известен, причем с детства.
«Прекрасно! – говорит мент. – Тогда ответьте мне на такой вопрос: не страдает ли ваш друг какими–то психическими заболеваниями?»
Я отвечаю, мол, нет, не страдает. «Может быть он перенес недавно, какую–то тяжелую психологическую травму?» – продолжает настаивать мент.

«Тяжелую психологическую травму, – отвечаю я, – Петя перенес 30 лет тому назад, когда женился на той женщине, которая сейчас сидит справа от него. Но судя по тому, что он до сих пор её не задушил, он – в прекрасной психологической форме».
«Это я понимаю, как никто», – вздыхает мент.
«Просто он ещё не успел выучить английский, – добавляю я. – Отсюда все проблемы»
«Так где вы его ждете?» – спрашивает мент, и я объясняю где.
И тогда мент становится перед Петиной машиной и везёт его с мигалкой сто миль до 284–го экзита, где передаёт его мне, как говорится, с рук на руки.

Уже на даче я объясняю Пете, что у нас в Америке с ментами надо быть поосторожней, потому что таки да могут застрелить на месте.

«Я же говорю, что он идиот», – замечает Мила.
«Почему?» – не понимаю я.
«Потому что никакой умный человек не поедет 100 миль, чтобы помочь такому Пете, как мой, если он может его застрелить на месте и не иметь этой головной боли!»

отсюда





материалы взяты из открытых источников




Tags: США, истории из жизни, полиция
Subscribe

Posts from This Journal “истории из жизни” Tag

  • Канадская толерантность

    В Канаде через три года проживания можно обратиться за гражданством. Сначала надо сдать экзамен по истории Канады. Один из каверзных вопросов…

  • Настоящий мужик

    — Ленка опять разводится — мечтательно произносит подруга. — Молодец, — ковыряюсь я в китайской балалайке, пытаясь понять, что мне на нее дочь…

  • "Потрахушки"

    Рассказал вчера коллега. Далее от его лица. - В выходной день решила вся семья созвониться по скайпу, в связи проживанием удаленно друг от…

  • "Рачки"

    Есть в одесском гастрономическом языке одно слово, которое гораздо легче попробовать, чем объяснить. Это «Рачки». Не те раки, которые ловят в…

  • Как разучить навязчивых соседей просить помощь

    Вообще, конечно, людям надо помогать, но в меру. А то бывает такое явление, раз помог. два помог, уже и обязан вроде как, и покрикивать на тебя…

  • Популярный развод лживых продавцов мёда: удивительно, как легко люди попадаются на него

    Товарищи показывают этот фокус, как доказательство качества своего товара. Наблюдать грустно, потому что многие верят и отдают свои деньги за…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments