Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Categories:

Покупка



В тот дождливый ноябрьский день на меня всем весом грусти навалилась депрессия. Я сидела в нашей огромной, пятикомнатной квартире в самом центре Парижа и грустно смотрела в запотевшее окно.
Жиль уже ушел на работу, предварительно позавтракав свежими круассанами и пожелав мне хорошего дня. Часов до одиннадцати я сонно всматривалась в экран огромного плазменного телевизора, гордо стоящего в центре уютной гостиной. Затем отправилась в душ, думая о том, как провести новый, но уже наскучивший мне день. По дороге в ванную комнату я села напротив окна и закурила.
Мне было зябко и тоскливо. Одиночество яростно обволакивало все пространство ставшей вдруг столь чужой мне гостиной. Воздух обратился в тяжелый и липкий кисель и с неохотой заполнял горящие легкие.

Я скучала по России. Тосковала по свободе. Оплакивала Лауру, свою пятилетнюю дочь, которая уже никогда не сможет отметить свой новый день рождения.



Я не знаю, сколько времени длилось мое мрачное забытье. Опомнившись, я испуганно выронила уже потухшую сигарету и резко вскочила с насиженного места. Я не могла позволить себе столь роскошного подарка — воспоминаний о счастливом прошлом. Решительно закрыв окно, я отправилась в спальню.
Там, в небольшом комоде из красного дерева, в одной из пустых баночек из под крема для лица я хранила свою спасительницу от меланхолии — черную кредитку American Express. Муж, конечно, не обрадуется моему новому приступу шопинга. Но был ли у меня выбор?
«Возможно, Жиль, даже и не узнает», — прошептала я, быстро подкрашивая ресницы.

Авеню Монтань, встретила меня яростным порывом ветра. Я закуталась в новый красный шарф, купленный пару недель назад в любимом магазине, и решительно побрела вперед, разглядывая сверкающие витрины. Я знала, что настроение мне сможет поднять только платье: на Рождественский вечер мне пока что было совершенно нечего надеть. В бутиках улыбались скучающие продавцы. Манекены блестели новогодними аксессуарами. Но, как, впрочем, и всегда, я остановилась перед дверями любимого магазина.
Дверь открыл улыбчивый охранник. Продавщицы бесшумно порхали по толстому ковру, разнося своим клиентам столь желанные покупки: сумки, платья, туфли и прочие произведения искусства. Меня расслабляла столь любимая атмосфера люкса и шика. Мысленно я поблагодарила Бога за создание таких магазинов и Жиля за мою безлимитную кредитку.

— Добрый день, мадам. Как я могу Вам помочь? — передо мной стояла Элен, начальница отдела, прекрасно осведомленная о цвете моей кредитной карты.
— Здравствуйте, — я широко улыбнулась, — а Екатерина сегодня работает?
Еще не закончив вопрос, я разочарованно вздохнула. Какая идиотка! Она же уехала в свадебное путешествие на Мальдивы со своим новым мужем, Чарльзом. Я же сама их и познакомила.
Элен лишь вежливо покачала головой.
— Екатерина, к сожалению, в отпуске…
— Да, точно…
Я грустно вздохнула…
— А что бы Вы хотели посмотреть? — Элен очаровательно улыбнулась.
Я пожала плечами:
— Платья?

Она радостно повела меня в отдел женской одежды.
За прилавком стояли две продавщицы и обсуждали новый мексиканский ресторан, в котором они, собственно, и собирались пообедать. Я опустила глаза: никогда не любила знакомства с новыми людьми. Элен оценивающе взглянула на болтливых подчиненных.
— Стефани, будьте добры, покажите нашей гостье платья из новой коллекции.
Я скромно кивнула, рассматривая золотистый ковер под ногами. Продавщица недовольно вздохнула. Удивленная, я подняла на нее глаза. Она с укором рассматривала свою начальницу.
— У меня вообще-то обед через десять минут, — драматически прошептала она.
— Уйдете попозже, ничего страшного, — Элен извиняющее улыбнулась мне и скрылась в коридоре. Я удивленно заморгала, чувствуя, что атмосфера люкса и непринужденности рассеивается, как туман после дождя.

— Как я могу Вам помочь? — обиженно спросила Стефани, разглядывая мой новый шарф.
— Я бы хотела вечернее платье, пожалуйста, — неуверенно начала я, вновь рассматривая ковер. — Размер 34 или 36…
— Хорошо, проходите в примерочную, — холодно ответила Стефани, провожая меня в небольшую комнату с парой кресел, диваном и огромным зеркалом в позолоченной оправе. — Я посмотрю, что у нас есть.
Я несмело устроилась на краешке софы. Из полуоткрытой двери слышался разговор все тех же продавщиц.
— Вот она стерва!
— Так ты не идешь на обед?
— Ничего, я отделаюсь от этой клиентки в два счета. Ждите меня в ресторане.
От обиды я сжала кулаки. Стефани вернулась через пять минут с охапкой платьев. Я рассматривала странные вырезы и чересчур длинные юбки. Она словно специально выбирала то, что мне совершенно не понравится.

Хотя, что она могла знать о моих вкусах? Она даже не спросила меня, что конкретно мне подходит. Не узнала, какой цвет я люблю, и для какого события покупаю наряд. Я расстроено обвела взглядом безвкусные костюмы.

Вот Катя, моя русская продавщица, всегда интересовалась моими пожеланиями. И приносила мне такие вещи, которые я просто не могла не купить. Как же не вовремя она уехала в отпуск!
— Вы будете что-то мерить? — спросила Стефани, злорадно улыбаясь.
— Нет, извините, пожалуйста, но мне не очень нравятся эти платья, — я вежливо покачала головой. Продавщица профессионально кивнула, собирая принесенную одежду.
— Простите, а у Вас ничего другого нет? — с надеждой протянула я.
— На Ваш размер – нет.
— Но я видела там, в витрине, платье…
— В какой витрине?
— Возле входа в магазин, — я заискивающе улыбнулась, ругая себя за хорошее воспитание, запрещающее послать грубую Стефани ко всем чертям. — Такое полупрозрачное… с вышитыми звездами…
— Ах, это… — французская продавщица смерила меня презрительным взглядом, — это коллекция «от кутюр».

— И что же, простите… она не продается?
Вздохнув, Стефани, попыталась фальшиво улыбнуться.
— Продается. 22000 евро. Хотите померить?
От подобной наглости я поперхнулась собственной слюной. В ЭТОМ магазине мне еще никто и никогда не говорил о ценах. Какое неуважение.
— Если Вас не затруднит…
Я видела, как фальшивая улыбка сползла с лица нахальной француженки. Я знала, что ее как раз ужасно затруднит принести мне эту уникальную вещь. Собрав, наконец, все платья, она гордо удалилась, цокая своими поношенными каблучками.

Невидящим взором, я рассматривала свое отражение в роскошном зеркале примерочного кабинета. Мой муж всегда оберегал меня от людского нахальства. Особенно после смерти Лауры. Поэтому столь мерзкое поведение вызывало во мне волну агрессивного протеста.
Боже мой, когда же в этот магазин наймут добрых и обходительных людей? Как Катя… или Лиза, которая работала здесь в прошлом году?

Стефани не было минут двадцать. Причем я прекрасно слышала, как в двух шагах от примерочной она остановилась и начала жаловаться какой-то коллеге из-за сорванного мной обеда. От ее ехидных замечаний у меня закружилась голова.
— Вот ваше платье, — она швырнула мне на кресло новый наряд и гордо удалилась.
Через пять минут я радостно вышла в торговый зал. Платье было великолепно. Натянув на лица фальшивые улыбки, продавщицы в голос хвалили мой наряд. Стефани лишь кивала, не расточаясь на комплименты.
— Я беру его, — решительно поведала я. — Извините, а не могли бы Вы показать мне к нему какие-нибудь сумочки?
Стефани обреченно кивнула. Я знала, что у нее неплохие проценты с продаж и наивно думала, что она начнет хоть немного уважать меня за подаренную ей зарплату. Но Стефани оставалась столь же холодной, отрешенной и все время поглядывала на часы.
Я чувствовала, как мои кулаки сжимаются сами собой.
После двух часов похода по любимому бутику я начала по-настоящему ненавидеть эту французскую выскочку.

— С Вас 48200 евро, — протянул кассир, ехидно улыбаясь своей коллеге. Я вздрогнула и протянула кредитку. Стефани притащила мне огромный пакет. Желание наказать ее за столь холодный прием перебороло чувство вежливости.
— Извините, пожалуйста, протянула я, поглядывая на начальницу отдела, стоящую прямо за спиной моей ужасной продавщицы, — я недавно повредила ногу и не могу нести этот тяжелый пакет…
— Мы можем доставить Ваши покупки сегодня вечером, — испуганно протянула Стефани.
Как же сильно она хотела от меня отделаться!
— Но мне бы очень хотелось забрать их прямо сейчас… — я грустно посмотрела на Элен, которая беспардонно прислушивалась к нашему разговору. — Я живу в двух шагах и…
— О, конечно же, мадам, — начальница решительно пришла мне на помощь, — Стефани проводит Вас до дома с Вашими покупками.
Она выразительно глянула на свою подчиненную. Та обреченно кивнула.

***

Жиль вернулся с работы около шести часов. Я все еще крутилась перед зеркалом, радуясь новому платью, туфелькам, крокодиловому клатчу и жемчужным сережкам.
— Дорогая? — муж осмотрел мой новый наряд и его лицо вдруг резко побледнело. — Ты ходила в магазин?
Я ослепительно улыбнулась и бросилась ему в объятия.
— Милый, я купила наряд на Рождество.
— Ты ослепительна, малышка, — Жиль рассеянно поцеловал меня в губы. — Ты была в том же бутике?
— В моем любимом, — я откинула назад прядь непослушных волос, показывая ему новые сережки. — Ты не волнуйся, я потратила всего лишь…

— Катя еще в отпуске? — обеспокоенно перебил меня муж.
Вместо ответа я лишь грустно вздохнула.
— Это стоило всего-то…
— Плевать сколько ты потратила! — Жиль серьезно посмотрел мне в глаза. — Где она?
Я обреченно вздохнула.
— На кухне.
Он бросился туда, оставив меня наедине с новым нарядом. Я виновато поплелась за ним, стуча неудобными каблуками по любимому паркету.
— О, нет!!!
Я зашла на кухню. Она сидела на стуле, откинув голову назад. Во рту у нее все еще торчал кляп, а в ее уже мертвых глазах застыл ужас, и я не смогла не улыбнуться, обходя лужу крови, обрамляющую мое произведение искусства.

— Боже, Лариса, — Жиль повернулся ко мне, и я поняла, что мне не избежать хорошей трепки.
— Ну, милый…
— Зачем? Зачем, черт побери, ты опять это сделала?
Я виновато захлопала ресницами.
— Она была такой невежливой… Холодной… Мерзкой… — я бросила взгляд на безжизненное тело и мысленно улыбнулась. Ее сломанные пальцы, разбитые молотком для отбивных, топорщились во все стороны, напоминая мне о шикарном моменте мести. В этот раз я постаралась, чтобы она умирала долго.
— Милая, — Жиль безнадежно посмотрел мне в глаза, — ты же понимаешь, что за это нельзя убивать людей?
Я виновато кивнула.

— Но она это действительно заслужила, — я почувствовала, как по щекам предательски бегут слезы. — Она так со мной обращалась… Так грубо и зло…
Я разрыдалась. Жиль, все еще рассматривающий мертвое тело Стефани, не выдержал и прижал меня к себе. Я растворилась в его объятиях, продолжая плакать скорее по инерции, чем от раскаяния над содеянной местью.
— Зачем ты опять пошла в этот чертов магазин? Ты же знала, что твоя продавщица еще не вернулась?
— Мне нужно было платье… Мне было грустно… А она даже не предложила мне чаю… — хныкала я, понимая, что он уже меня простил.
— Но, дорогая, это уже второй раз за последний месяц, — укоризненно произнес Жиль, многозначительно поглядывая на мой новый красный шарф, небрежно оставленный на стуле.

Вместо ответа я пожала плечами и горько всхлипнула.
Он погладил меня по голове, доставая при этом свой мобильный из кармана пиджака.
— Во сколько вы вышли из бутика? — рассеянно спросил муж, нежно поцеловав меня в макушку.
— Около четырех…
Жиль кивнул и вышел из кухни. Я слышала, как он разговаривает по телефону с нашим другом полицейским.

— Алло, это Робер? Да… у меня труп… Подстрой там по документам какую-нибудь аварию на авеню Монтань… Да, я знаю, но уж так получилось… да… Спасибо, друг. Оплата, как всегда…
Я провела рукой по еще теплым пальцам продавщицы, задержавшись на секунду на месте, откуда я талантливо вырвала ее мерзкий, плохо наманикюренный ноготь.
— Так-то, Стефани, — прошептала я в ее мертвое ухо, искромсанное ножиком для чистки овощей. — Вот что значит плохо работать.
И, постукивая каблуками моих новых любимых туфелек, я отправилась целовать мужа. Моя депрессия, наконец-то, прошла.

© Ekaterina PERONNE

















Tags: Париж, рассказ, рекомендую
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • Цыплёнок Табака

    Впервые о цыпленке Табака мы узнали от дедушки.. Дедушка работал бухгалтером в горпо, и однажды его наградили путевкой в санаторий…

  • В четыре года я точно знала, что папа бывает...

    В четыре года я точно знала, что папа бывает только понарошку. Настоящих папов не бывает, просто некоторые дяди иногда помогают мамам детей…

  • Тесла. Эксперимент

    Третий месяц Леха колесил по улицам Москвы. Ему нравилось быть машиной. Мчаться по автострадам и развязкам столицы. Он возил пассажиров, которые…

  • Аптека за углом

    — Подожди, подожди, — вдруг сказала она. – Подожди. — Что такое? – он заглянул ей в глаза. — Ничего, ничего,…

  • Ирка и суп гороховый...

    В Германию Ирка переехала с родителями, этническими немцами. Всей семьей они переехали в Баварию из Томской области, Ирка поехала на неметчину уже…

  • Людоед

    Благими намерениями вымощена дорога в ад. Противоположности притягиваются, это доказано наукой, а судьба никогда не ошибается, и она выбрала…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments