Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Categories:

Карма



— Ну и кому ты оставил тарелку, скажи-ка мне на милость?!

Кухня зазвенела тишиной. За окном кружился февральский вечер.

Эдуард Викторович, бросив этот простой вопрос в семилетнего сына, принял всегдашнюю свою скучающую позу.

Сидя в одних семейниках, он опёрся на подлокотник дивана и медленно пережёвывал пищу. Округлый лысый живот поблёскивал в свете люстры.

— Эдик, не нужно! Я…

— Тих-ха-а-а! — движение мужчины было молниеносным. Попав торцом ладони жене в ухо, он повторно обратился к сыну:

— Ну?



Мальчик, весь дрожа, вернулся к столу и взял тарелку. Помыл.

— Ничего не забыл?!

Ребёнок попытался взглянуть отцу в глаза, но тут же потупился в пол. Слишком страшно пылала ярость, усиленная многократно диоптриями отцовских очков.

— С-спасибо, — прошептал сын.

Эдуард Викторович ухмыльнулся:

— Ну вот! Молодец! Мою теперь помой! — его рука вновь дёрнулась, будто кобра, и метнула грязную тарелку сыну в лицо.

Звонко отскочив ото лба ребёнка, посуда разбилась об пол.

Мальчик успел только коротко дёрнуть головой. Его затрясло ещё больше. Но плакать было нельзя. От этого отец просто свирепел.

— Я у-уберу, — маленькие коленки задрожали сильнее, когда под ребёнком стала растекаться лужа.

— Ах ты, гадёныш! Пошёл к чёрту! Спать! — отцовская пятерня снова угрожающе свистнула в воздухе.

Отойдя от оцепенения, сын убежал в свою комнату и заскочил под одеяло, в чём был.

Вскоре Эдуард Викторович тоже отправился к себе смотреть телевизор, пока жена прибиралась на кухне.

Он думал утешить любимую, когда та придёт, но быстро забылся праведным сном.

* * *

Утром глава семейства встал раньше всех, принял душ и, сокрушительно хлопая всеми дверьми на пути, исторг своё грузное тело на улицу. Там он уселся в любимый мини-купер и поехал на любимую работу.

— Куда прёшься, старая курица?! А ну пусти, собачья твоя морда! Да куда ты!.. Ну, всё, напросилась, мать твою за ногу!

Эдуард Викторович, матерясь, вылез из своей красивой, но тесной машины и двинулся на хромую старушку, медленно пересекавшую дорогу в неположенном месте.

В это время на улице никого и не было, кроме этих двоих. Если не считать бездомных собак, которые почему-то принялись защищать старушку и кляли мужчину трёхэтажным лаем. Эдуард Викторович категорически не переносил визжащих животных, поэтому достал из кармана куртки травмат и стрельнул несколько раз по косматым шкурам.

Дворняги бросились в рассыпную, оставляя вереницы кровавых следов на снегу.

А старушка, обмотавшаяся синей косынкой, похоже, была ещё и глуховата, потому что от шума нисколько не дрогнула, а всё также выполняла переход через дорогу. Будто в движении этом и состояла её жизненная миссия.

Эдуард Викторович быстро смекнул, что к чему, и прекратил кричать. Взял и толкнул старуху в лицо. Та шлёпнулась на заледенелый асфальт и по-черепашьи зашевелила конечностями.

Мужчина поехал дальше, удивляясь: “Вот падаль-то. Откуда вас столько на Земле?!"

Он больше не останавливался на пешеходных переходах, а только сигналил, что есть мочи, и ускорял ход. Таким образом, трудолюбивый семьянин быстро добрался до издательства.

Эдуард Викторович был детским писателем. Своим коньком считал добрые сказки со счастливым концом. Коллеги любили и жаловали этого здоровяка.

— Эдуард! Моё сердечное приветствие! — вскакивал излишне учтивый охранник. Зато получал ответную порцию тепла от добродушного Эдика. Коллеги звали его именно так.

Безобидный полноватый мужчинка со смешными поросячьими глазками.

— Эдик, ранняя пташка! Всем бы такое трудолюбие! — хвалил директор, приходя, бывало пораньше, чтобы отметить опоздавших.

Своим трудолюбием Эдуард Викторович заработал себе отдельный кабинет и личную молоденькую секретаршу, которая вечно всем намекала на домогания со стороны начальника.

— Брось! Эдик?! Ты что-то путаешь. Да у него душа ребёнка! Он тебе открыться захотел, а ты на него наговариваешь! — коллеги наотрез отказывались слушать симпатичную секретаршу, которую мало кто любил.

Вообще, мало кому в наше время нравятся мелкие люди, претендующие на личную позицию. А секретарь Вера уродилась именно такой, да ещё красивой и непокорной.

— Ишь ты! Ходит, нос задрав! Корону не урони, каракатица! — ворчала за спиной у девушки вся бухгалтерия. — Эдик на митинги в мороз ходит! Защищает права таких, как она! Мужик с трибуны горло надрывает. Вот-вот в администрацию попадёт! А эта стерва палки в колёса ставит! Домогается! Ишь!

Этим утром Вера решила встретить начальника у его подъезда, чтобы тет-а-тет поговорить о своём будущем. Она мёрзла под козырьком, когда Эдуард Викторович со всего маху бахнул дверью.

Козырёк вздрогнул и обронил сосульку прямо Вере на голову. Пока девушка приходила в себя, момент был упущен. Мини-купер выезжал со двора.

Даже в такую рань на лавке неподалёку сидели две бабки. Одна из них заметила:

— Поделом проститутке!

Вторая только усмехнулась и закурила сигарету.

В отчаянии Вера побежала за автомобилем. Срезав через дворы, она оказалась невольным свидетелем сцены со старушкой в синей косынке. Образование журфака заставило девушку снять всё на телефонную камеру.

Не заметив постороннего присутствия, начальник уехал, а подчинённая поцокала на автобусную остановку.

* * *

Когда Вера приехала в издательство, то застала там только курящего охранника и Эдуарда Викторовича на рабочем месте.

— Здравствуйте! — девушка заглянула в кабинет и в нерешительности застыла.

— Проходи, Верочка, — пригласил начальник, — хотела поговорить о чём-то?

— Я только…

— Да-да, умница! Прикрой дверку, — Эдик шумно отодвинул кресло и стремительно приблизился к девушке, — Умница! Правильно, что сама идёшь навстречу!

Короткопалая пятерня жадно обхватила тонкую талию и поползла вниз. Оторопевшая девушка попыталась шагнуть назад, но врезалась в кипу каких-то бумаг. Всё посыпалось на пол.

— Ух! Люблю непокорных, Верочка! — начальник ловко расстегнул несколько пуговиц на блузке секретарши. Вера готова была закричать, когда позади тактично кашлянули. Оба вздрогнули.

В дверях стоял директор издательства:

— Зайдите ко мне, Вера, — сказав, он исчез.

Девушка с неприязнью оттолкнула Эдика и поспешила за спасителем, на ходу приводя себя в порядок.

Влетев в кабинет директора, она взволнованно заголосила:

— Я не врала! Вы же видели? Я никогда не врала! Он всегда меня домогался. Как хорошо, что вы…

— Тих-ха-а-а! — директор властно вздёрнул ладонь, — вы, что себе позволяете на рабочем месте? Эдуард Викторович, такой кадр! Мы его в администрацию города прочим, а вы?..

На миг оцепенев, Вера быстро вспомнила про запись на телефоне и показала директору:

— Это ваш ценный кадр? Как вам?!

— Дайте! — директор выхватил телефон и быстро удалил видео с избиением хромой старушки, — Всё! А теперь марш отсюда! Уволена! Час на сборы!

Девушка только моргала глазами, не веря в происходящее.

* * *

— Эдик, давай езжай домой. Отдохнёшь. Выдру я твою уволил. Это уже перебор! Прямо в лобовую стала тебя компрометировать. Далеко пойдёт!

— Что? Решили уволить, да? — Эдик был слегка расстроен, — Эх, перспективная девушка всё же. Ну да ладно!

— Другую найдём. А ты у нас один. Молодец! Езжай домой, отдохни, а вечером тебе к мэру. Я договорился!

Эдик подскочил с кресла, ударившись коленками:

— Что? К мэру? Ох!

Директор властно вздёрнул ладонь:

— Благодарить потом будешь! Иди, обниму!

Двое рослых мужчин похлопали друг друга по спинам.

Пребывая в эйфории, Эдуард Викторович долетел до дома ещё быстрее, чем утром. Он вбежал в подъезд и по привычке хлопнул дверью, но уже не от злости, а от радости.

Но что-то в конструкции дома, годами выдерживающее хлопки впечатлительного жильца, в этот раз надломилось. С потолка сорвался порядочный кусок побелки с бетоном и угодил мужчине прямо по горбу.

* * *

На лавке во дворе по-прежнему сидели две бабки и курили.

Из подъезда санитары выносили мужчину, который размахивал правой рукой и орал:

— Ничего! Ничего не чувствую, кроме этой руки! Господи помилуй!

Одна бабка затянулась и, выдыхая дым спросила:

— Эко его угораздило?

— Карма! — каркнули сзади. Курящие обернулись и увидели старушку в синей косынке, хромавшую в их сторону:

— Воли хватит — продолжит писать свои сказочки. Рука работает! А нет, так… Угостите сигареткой, девоньки! Такое утро непростое выдалось!

© Лёнька Сгинь





материалы взяты из открытых источников










Tags: рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • — Будьте любезны!

    Анастасия ехала последним рейсом автобуса и полностью погрузившись в свои мысли не заметила, как за ней наблюдали двое мужчин сомнительной…

  • Цыплёнок Табака

    Впервые о цыпленке Табака мы узнали от дедушки.. Дедушка работал бухгалтером в горпо, и однажды его наградили путевкой в санаторий…

  • В четыре года я точно знала, что папа бывает...

    В четыре года я точно знала, что папа бывает только понарошку. Настоящих папов не бывает, просто некоторые дяди иногда помогают мамам детей…

  • Тесла. Эксперимент

    Третий месяц Леха колесил по улицам Москвы. Ему нравилось быть машиной. Мчаться по автострадам и развязкам столицы. Он возил пассажиров, которые…

  • Аптека за углом

    — Подожди, подожди, — вдруг сказала она. – Подожди. — Что такое? – он заглянул ей в глаза. — Ничего, ничего,…

  • Ирка и суп гороховый...

    В Германию Ирка переехала с родителями, этническими немцами. Всей семьей они переехали в Баварию из Томской области, Ирка поехала на неметчину уже…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments