Игорь Аксюта (101) wrote,
Игорь Аксюта
101

Categories:

Вспоминает Семён Слепаков



Это случилось в далеком 2004-ом году. Я был молод и приезжал в Москву на игры Высшей лиги КВН. Столица выглядела манящей и неприступной. Я многого не понимал. Глаза на жизнь мне открывал мой старший товарищ Гарик Мартиросян.

На тот момент он уже был москвичом со стажем - элегантно одевался, посещал модные заведения, дружил со звездами и казался мне человеком из другой вселенной. Это ощущение подкреплял тот факт, что уже тогда у Гарика была квартира в центре Москвы со свежим ремонтом. Однажды Гарик пригласил меня в гости. Я с радостью согласился.

Был теплый летний день, светило солнце. Мы прошли по шумной Пятницкой и свернули в небольшой переулок, который привел нас к дому, где жил Гарик. Гарик сказал: "Сеня, имей в виду, это - центр Москвы, и здесь живут очень культурные люди - бизнесмены, ученые, артисты и врачи. Пожалуйста, веди себя сдержанно. Не повышай голос и не ругайся". Я кивнул и внутренне подсобрался. Мы вошли во двор.




Проходя мимо уютной детской площадки, Гарик сказал: "Видишь, как здесь спокойно и хорошо детям - они могут гулять прямо в центре Москвы. Но самое главное, что их окружают культурные люди. Ребенок с детства будет впитывать эту атмосферу".

Возразить было нечего. Когда мы вошли в подъезд, Гарик прошептал: "Пожалуйста, не разговаривай громко, чтобы не потревожить соседей и, прошу тебя, следи за своей речью." Я жестом показал, что всё понял, максимально сконцентрировался и стал подниматься по лестнице, стараясь идти на цыпочках. Дверь нам открыла Жанна в красивом домашнем платье, и моему взгляду предстала великолепная и со вкусом отремонтированная квартира.

Я хотел выразить хозяйке свой восторг, но Гарик всякий раз перебивал меня и просил говорить тише, потому что ученые, врачи и прочие обитатели дома могли услышать мой голос через открытые окна. У меня были смешанные чувства. С одной стороны, я радовался, что мой друг примкнул к столичной элите, но с другой мне казалось, что теперь в его жизни слишком много ограничений - он все время должен держать высокую планку, заданную новым местом жительства. Жанна тоже казалась напряженной. Больше всего я переживал за их дочь Жасмин, которая вот-вот должна была появиться на свет. Если Мартиросяны-старшие еще могли контролировать свои эмоции, то как будет справляться она, когда захочет, например, заплакать? Настала пора уходить. Гарик пошел меня провожать.

Спускались мы в тишине. Лишь изредка Гарик напоминал мне о том, чтобы я вел себя культурней и не ругался. Открыв дверь подъезда и выйдя на улицу, мы вновь увидели освещенную летним солнцем детскую площадку. Мир казался идеальным. Но что-то было не так. И, привыкнув к солнечному свету, мы поняли что. В центре детской площадки, между качелями и грибком, метрах в десяти от нас, сидел бомж.

Он какал. Наше появление его нисколько не смутило - бомж спокойно делал свое дело и даже выиграл у нас с Гариком дуэль взглядов - он смотрел на нас так же уверенно, как Конор МакГрегор, и в итоге, нам пришлось отвернуться. К чести бомжа, хочу отметить, что он не шумел и не ругался. "Да, люди здесь и правда культурные", - сказал я Гарику. Гарик молчал. Очевидно, он хотел что-то крикнуть бомжу, но боялся потревожить ученых и врачей.















Tags: Москва, истории из жизни
Subscribe

Posts from This Journal “истории из жизни” Tag

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments